17:22 

Непростая простая жизнь, глава вторая (суббота)

Syringa aka Day
Дедлайн как образ жизни

День 2
суббота
*************
Запись в блоге:
Уикенд. Домашние хлопоты. Велосипедная прогулка.
П.С. Мне страшно даже подумать, что однажды придется отпустить мальчишек во взрослую жизнь. Но это случится не раньше, чем они научатся ходить в супермаркет и прачечную.

*************
Если бы вчера Джон отправился на дежурство, то в это время он бы только возвращался домой – измученный, опустошенный и всей душой ненавидящий эту чертову лестницу на второй этаж, по которой еще необходимо забраться. Но сегодняшнее утро отличалось от любого другого – выходного или рабочего – несмотря на то, что он всю ночь упирался темечком в ручку дивана, ноги приходилось поджимать, сворачиваясь клубком, одеяло сползало, к тому же он пару раз вставал проверить, как там Шерлок, Джон отлично выспался.
Утренняя серость только-только начала вползать в комнату сквозь не зашторенное окно. Шесть часов утра. Суббота. Впереди длинный, насыщенный планами день. Обычно после дежурства он спал часа четыре, а то и пять, так что сегодня у него есть запас во времени – редкое событие.
Можно завалиться с книгой на диван. Он давно уже ничего, кроме папок с именами пациентов на обложке, не читал. В основном потому, что свободного времени практически не имел, а даже если и обнаруживалось незанятых минут двадцать, то читать под заунывный вой Шерлоковой скрипки или Майкрофтов бубнеж он просто не мог.
Можно попробовать приготовить на завтрак что-нибудь действительно вкусное, вроде блинчиков. Мальчишки оценят, особенно Шерлок, который, как он давно подозревал, заимел привычку тайком спускать свои хлопья с молоком в унитаз.
Можно заняться стиркой. И даже не «можно», а жизненно необходимо.
Можно заняться счетами и испоганить себе настроение на весь уикенд, но поскольку заняться ими все равно нужно, то шут с ним, уикендом. Они все равно неплохо проведут время.
Можно залезть в Инет и наконец-то прочитать все то, что накопилось в его почте.
Но на все времени не хватит. Так что оставляем завтрак, стирку и счета. И блог – на вечер. Раз уж он его завел.
Потянувшись, чтобы размять за ночь затекшие от неудобной позы мышцы, Джон чуть не упал с дивана, успев опереться на тумбочку. Тумбочка покачнулась, и с нее упала на стол какая-то тяжелая круглая штуковина. Она покатилась по столешнице и, обогнув стопки тетрадей, врезалась в странное соединение стеклянных трубочек, колбочек и какой-то фигни, больше всего напомнившей Джону паровой двигатель в миниатюре. Конструкция жалобно бдзынькнула и попыталась свалиться. И только быстро подскочив и удержав ее, Джон избежал катастрофы. Штуковина оказалась старым будильником с отвинченными ножками. Аккуратно поставив его обратно, Джон только головой покачал:
– Само присутствие в комнате Шерлока как прогулка по минному полю, никогда не знаешь, где рванет, – пробормотал он себе под нос.
Нога начинала его беспокоить, так что следовало поторопиться и добраться до супермаркета с оставленной там тростью до того, как она и вовсе откажется ходить без опоры.

Через час Джон уже подпевал Bon Jovi, переворачивая блинчики.
К его возвращению Майкрофт уже проснулся и, встретив его на пороге, перехватил пакеты, поинтересовавшись, чем он может быть полезен. Джон задумался. Просить Майкрофта сделать что-либо по дому было непросто. Например, завтрак. Приготовление элементарной яичницы могло обернуться трагедией – слегка зацикленный на стремлении к совершенству, он мог часами расходовать продукты, время и чужие нервы, добиваясь нужной поджаристости, с брезгливо-разочарованным выражением лица отправляя в мусорное ведро отбракованные варианты.
– Стирка, – наконец решил Джон. Слава богу, стиральная машинка не может стирать не идеально – надо только правильно выставить режим.
Казалось бы, проблем возникнуть не должно, но не прошло и пяти минут, как Майкрофт позвал его в подвал – посмотреть на «кое-что любопытное». Сдвинув сковороду с горячей конфорки, Джон прихватил трость и отправился вниз.
Барабан центрифуги покрывал изнутри тонкий слой какой-то гадости.
– Это что, клей? – удивился Джон, попытавшись поддеть его ногтем. – А почему розовый?
– Мне это больше напомнило тщательно размазанную жвачку. Посмотри на текстуру. Но как он это сделал?
– Меня больше интересует другой вопрос – сможем ли мы это отчистить?
– Мы?
– Майкрофт…
– Слушай, я почти уверен, что это не просто жвачка – она бы так не воняла, он добавил в нее какой-то растворитель, и хорошо, если один. И только он знает – какой. Вот пусть он и отскабливает!
– Да, но ведь ты же понимаешь, что это будет не операция «Очисти машинку», а эксперимент «Изучи все способы уничтожения той гадости, которую сам же и изобрел, и плевать, останется ли что-нибудь от машинки». Когда он вообще успел это сделать?
– Ну, он вроде как не спал вчерашнюю ночь, так что время у него было.
– Вот черт, – Джон поднялся с колен, опираясь на трость. – Как бы я ни поступил, в любом случае это будет не педагогично.
– В отношении Шерлока педагогика давно потерпела фиаско. Так что мой тебе совет – пусть избавляется от этой гадости сам. Во-первых, шансов у него больше, во-вторых, так ты хоть чем-то займешь его голову в часы безделья.
– А стирка? Придется воспользоваться прачечной.
– Только не приноси ей в жертву мои рубашки! Или носки… Уж лучше в химчистку.
– Мы разоримся.
– Не так сильно, как с покупкой новой машинки.
– Ладно, ты прав. Пойдем завтракать.
Шерлок уже хозяйничал вовсю, поливая горку блинчиков сиропом.
– Ты-то мне и нужен, – предвкушающее улыбнулся Джон. – Что это было такое?
– На столе в спальне? О, я пытался создать цепь сообщающихся сосудов, через которые бы под давлением…
– Нет, я не об этом…
– О том, что в сарае?
– А что в сарае?
– Абсолютно ничего. Но пятилитровую банку из-под краски лучше не открывай. Так ты о чем?
– О стиральной машинке и жуткой гадости в ней.
– А! И что с ней не так?
– Она не отдирается.
– Ну, вообще-то, так и было задумано.
– Замечательно, значит, у тебя есть возможность превзойти самого себя, потому что тебе придется все же как-то ее отлепить. И мне все равно – как. А теперь завтракайте поскорей. И тогда мы успеем на десятичасовой поезд до Брайтона.

**************
– Какие планы на завтра, ребята?
Сонно жмурясь, Джон любовался прибрежным пейзажем, мечтая, как однажды он обязательно поселится где-нибудь неподалеку. Рядом с пледом, на котором он сидел, прислонились к дереву три велосипеда и пара рюкзаков. Шерлок лежал на животе, выглядывая в траве каких-то букашек. Майкрофт гипнотизировал капустный салат, видимо, прикидывая, чего больше – пользы от капусты или вреда от майонеза, которым ее залили.
– Мне надо написать сочинение по литературе, а Майкрофт пойдет на свидание.
– Что? Я не собираюсь ни на какое свидание! – возмутился тот.
– А чек из аптеки говорит, что собираешься.
– Ты опять по моим карманам шарил?
– Шерлок, помнишь, что мы говорили о неприкосновенности личной собственности? – нахмурился Джон.
– Мне были нужны презервативы. У тебя их искать бесполезно, а вот у Майкрофта...
– Да зачем они тебе вообще могли потребоваться?
– И с чего ты взял, что у меня они могут быть? – возмутился Майкрофт.
– Необходимы были для опыта. Наши придурки… то есть мои одноклассники, на полном серьезе уверены, что если выпить залпом два литра Колы и заесть ее парой пачек Ментос, то тебя чуть ли не пополам разорвет. Я и решил провести эксперимент, чтобы доказать, какие они… что они ошибаются. Бутылки для имитации желудка не подходят, и вряд ли бы ты принес мне парочку настоящих из больницы, хотя я уверен, никто бы даже не заметил. Пришлось искать варианты. А откуда я знал, что у тебя они есть… – обернулся он к брату. – Ну, просто знал. Тебе шестнадцать, ты помешан на способах защиты от всего, что только возможно. У тебя целая коллекция зонтиков. Каждую, даже самую малозначительную бумажку ты засовываешь в файл. Разумеется, что начав кому-то симпатизировать, ты, прежде всего, решишь перестраховаться.
– С чего ты взял, что мне кто-то нравится?
– С того, что все твои репетиторские занятия длятся часа полтора. А пятничные – почти три. И к ним ты готовишься особенно тщательно. А это значит, что либо Лестрейд – полный ноль в математике, либо ты – влюбленный идиот.
Майкрофт ошарашено открывал рот, пытаясь то ли возразить брату, то ли отругать его, но так ничего и не сказал, лишь переглянулся с не менее растерянным Джоном. Довольный Шерлок болтал ногами, грыз травинку и строил из веточек полосу препятствий для муравьев. А еще – хитро щурился, явно намереваясь что-то добавить. Джон решил, что старшего пора спасать.
– Ты – маленькое чудовище, но достаточно взрослое, чтобы самому себе найти занятие минут на десять, так что иди прогуляйся, но будь в пределах видимости и в воду не свались.
– У вас будет «взрослый разговор»? А можно я послушаю?
– Нет!
– Я буду молчать!
– Ты не умеешь молчать, а нам и без тебя будет достаточно неловко. Иди.
Недовольно фыркнув, Шерлок вскочил на ноги и направился к берегу.
– Хэй, куртку не забудь!
– Так ведь жара же!
– У воды прохладнее, да и ветер сильнее. – Ему в руки полетела комом свернутая куртка. – Надень.
Заворчав что-то о любящих покомандовать взрослых, Шерлок все же накинул куртку, взбираясь на пригорок, туда, где несколько студентов местного колледжа, судя по форме, запускали модели самолетов. Джон готов был искренне им посочувствовать. Или не совсем искренне, потому как на самом деле он Шерлоком гордился и испытывал легкое злорадство, когда тот своими прямыми вопросами или не всегда логичными, но часто бьющими не в бровь, а в глаз предположениями приводил других людей в состояние растерянности и легкого шока. Вот как, например, их с Майкрофтом только что.
Откинувшись на плед, Джон закинул руки за голову и посмотрел в бесконечную синеву. Небо было синим и ярким, ни тучки, ни облачка. Идеальное, как и весь сегодняшний день. Именно в такие дни Джон особенно отчетливо понимал, что какой бы груз ни лежал на его плечах последние годы, как бы тяжело ни было – оно того стоило.
Майкрофт сидел рядом, обняв руками колени. Слегка напряженный, впрочем, разговоры о чем-то личном всегда его слегка напрягали.
– Похоже, я пропустил то время, когда пора было побеседовать с тобой на тему «откуда берутся дети»…
– Не страшно. Ты был занят, а у меня есть доступ в Интернет.
– Могу представить, с какой ответственностью ты подошел к самообразованию. Впрочем, наверное, это и к лучшему, я все равно не знал бы, что тебе сказать.
– Разговор «о птичках и пчелках» прошел мимо тебя?
– Да, это было как раз то самое время, когда Гарри впервые привела к нам в дом свою подружку. А мой отец, бывший военный, всегда был чрезвычайно консервативен, а в этих вопросах – особенно. Так что пока он разбирался с сестрой, меня просвещал приятель из соседнего дома, а он был уверен, что девушка может залететь от французских поцелуев. Зря смеешься, все так и было. Ладно, вернемся к тебе. Так кто такая эта Лестрейд?
– Кто такой. Это парень, он из параллельного класса.
– Хорошо. Извини, если лезу в твою личную жизнь, но я должен тебя спросить: вы уже дошли до того момента, когда вам действительно может потребоваться презерватив?
– Нет, – усмехнулся Майкрофт. – Просто я перестраховщик, помнишь?
– И меня это радует. То, что ты – перестраховщик. Впрочем, тот факт, что вы не зашли далеко меня радует тоже.
– Потому что, будь это иначе, ты решил бы, что не справляешься?
– Именно.
– Брось, большинство родителей понятия не имеют, когда их отпрыски начинают вести так называемую «половую жизнь».
– О, да, ты меня успокоил.
– Не беспокойся, ты ничего не упустил. Мы только пару раз поцеловались.
– И как? – невольно вырвалось у Джона, который, откровенно говоря, просто не представлял себе рассудительного Майкрофта, намеренно втянувшегося в столь «нелогичные» переживания как любовь и отношения.
– Что именно «как»? Поцелуи? Мне понравилось, хотя было очень странно, мне будто выбили почву из-под ног на пару секунд. Как я отношусь к тому факту, что я, похоже, гей? Не знаю, я как-то не задумывался об этом до сих пор...
– Погоди, то есть это была не твоя инициатива?
– Да мне бы и в голову не пришло поцеловать парня на заднем дворе, в то время как его отец-гомофоб копается в гараже неподалеку. То есть, Грегори – совсем не дурак, но иногда он действует слишком спонтанно… Я пока не могу решить, что мне вообще с этим делать. Как я понимаю, быть геем-взрослым – не проблема, наше общество достаточно терпимо, и не думаю, что это как-то помешает мне в будущем, особенно учитывая, что к публичному признанию я не стремлюсь. Совсем другое – быть геем-подростком. Мне учиться еще два года, и в Хэрроу с этим проблем бы не было…
– Мне жаль, что тебе пришлось уйти оттуда…
– А мне нет. Слишком замкнутая система, да и в соломенной шляпе я выглядел очень глупо… Впрочем, не важно. Буду работать с тем, что есть. А есть на данный момент – среднестатистическая английская школа с разнообразным контингентом. В ней существует группка открытых геев, но для них это скорее образ жизни, способ привлечь к себе внимание. А я пока даже окончательно не уверен в своей ориентации… Мне никогда раньше не хотелось забраться руками под футболку другому парню… или девушке, а тут вдруг Лестрейд… Эй, хватит ржать!
– Прости, – попытался подавить смех Джон, – но у тебя такое растерянное выражение лица… Как у цыпленка в том мультике, где на него упало небо…
– Возможно. Я действительно немного растерян.
Джон посерьезнел.
– Знаешь, я никогда не был в подобной ситуации, так что посоветовать могу только одно: раз уж этот вопрос вообще поднялся из-за какого-то конкретного парня, то и обсуждать его надо с ним. А чтобы никакие родственники-гомофобы вам не мешали – приводи его к нам. К тому же мне любопытно, что за парень смог выбить тебя из колеи.

****************
Обратный путь к велосипедной станции всегда занимал больше времени, но не потому, что они успели слегка устать. Просто возвращаться домой на самом деле ни одному из них не хотелось. Джона ждали так и не просмотренные утром счета и стирка, Майкрофта – учебник по философии, а Шерлока – нагоняй за то, что он все же умудрился свалиться в воду, и ему просто повезло, что у Джона уже вошло в привычку повсюду таскать с собой запас одежды для младшего.
Солнце пригревало, ветер ворошил волосы на затылке, асфальт убегал из-под колес.
Джон влюбился в велосипедные прогулки в тот же день, когда впервые вытащил на них ребят: во-первых, нога вела себя прекрасно, ей было совершено наплевать на подобные нагрузки, во-вторых, он осознал, что принес в жизнь братьев Холмс что-то хорошее, чего в ней раньше не было. А тогда им это было особенно необходимо – шла первая неделя химиотерапии Мэри.
С тех пор субботние велосипедные прогулки стали традицией их небольшой семьи, и Джон каждый год недовольно морщился, когда погода начинала портиться, осень из златоволосой смешливой красавицы становилась унылой серой плаксой, а работающие велосипедные станции оставались только в пределах Лондона. Он все искал какую-нибудь замену этим вылазкам на зимний период, но пока безуспешно. Одно не подходило из-за его ноги, другое не интересовало ребят, третье он считал слишком опасным для здоровья и жизни Шерлока. Прошлой зимой они один раз съездили на каток, но Майкрофт на коньках держался плохо, Шерлок быстро заскучал, а он сам, ждавший за бортиком, замерз, к тому же все время боялся потерять их в толпе. Не прошло и часа, а мальчишки уже сбросили коньки, и идея была хором признана провальной. С тех пор в зимние субботы они развлекали себя приготовлением шикарного обеда и играми в «Монополию» и реверси, но Джон чувствовал, что этого как-то недостаточно.
Майкрофт держался сбоку. Шерлок гнал вперед, и они бы давно уже потеряли его из виду, если б он не сворачивал то и дело с дороги, забираясь на пригорки, петляя между деревьями. Время от времени он оглядывался, бросая на них хвастливые взгляды и широко улыбаясь.
– Красуется, – усмехнулся Майкрофт. Он крутил педали так же сосредоточенно, как занимался любым делом, за которое брался.
– Ага, – согласился Джон.
Он давно уже задумывался об этом. Шерлок не был тщеславным, однако нуждался в чужом внимании гораздо больше старшего брата. Внимании и восхищении. В десять лет любому ребенку хочется чувствовать себя особенным, не похожим на других, однако Шерлок, казалось, был рожден с этим знанием – в чем он никогда не сомневался, так это в собственной исключительности. И хотел большего – признания и восхищения, и Джон искренне считал, что он их заслуживает.
К сожалению, многие с ним были не согласны.
За последние три года стало очевидно, что вписать Шерлока в стандартную систему образования невозможно, ему явно было узко в школьных рамках. Он то и дело разбивал их, нарушая общепринятые правила с такой легкостью, будто их и вовсе не существовало.
Он спал на истории и математике, спорил с учителем по биологии (тот однажды признался, что готов устраивать сплошные лабораторные, лишь бы Шерлок не срывал уроки своими въедливыми расспросами), и Джон был уверен, что если бы не поддержка учителя физики и победы на конкурсах молодых музыкантов, Шерлока бы давно уже исключили из школы.
Последнее время Джон все чаще задавался вопросом, а не было бы это к лучшему. Он старался не впадать в панику при мысли, что скоро у Шерлока начнется химия и к чему это может привести. К тому же существовала и другая проблема.
Три года назад, впервые пойдя в школу и столкнувшись с детьми своего возраста, Шерлок был сначала ошеломлен, а потом – возмущен.
– Они идиоты! – орал он, отфутболивая ранец в угол. – Я никогда не был настолько тупым! Мама рассказывала, что младенцем, едва начав ползать, я добрался до вентилятора и попытался его раскрутить… Да, было глупо не выключить прежде его из розетки, но даже тогда я не был настолько… настолько идиотом, как они сейчас!
– Шерлок…
– И слышать ничего не желаю! Я не вернусь в эту школу!
– Шерлок, пойми, у нас нет альтернативы. Ее и вправду нет. Не может быть и речи о том, чтобы оставлять тебя дома одного на целый день. И у меня недостаточно времени, чтобы заниматься с тобой. Но главное даже не в этом. Эти дети – и есть то общество, в котором тебе придется жить. Ты не можешь игнорировать его и дальше. Тебе семь, Шерлок, но круг твоего общения сильно ограничен. В нем не больше десятка человек, верно? Твои родные, учитель по музыке, постоянные конкуренты на соревнованиях…
– С ними я не разговариваю…
– Ладно, я насчитал четверых, кто еще?
– Наша соседка, миссис Хадсон, мама оставляет иногда меня с ней, когда ей надо куда-то уехать, а Майкрофт занят. У нее классный чердак, там столько всего свалено…
– Я не об этом, Шерлок. Я к тому, что все люди, с которыми ты общаешься, все, с кем тебе более-менее комфортно, все они – намного старше тебя. Даже на соревнованиях ты выступаешь не в своей, а в старшей группе. И даже взрослых ты вводишь в свой мир настолько неохотно…
– Мама меня учила опасаться незнакомцев!
– Ты меня игнорировал еще две недели после того, как я к вам переехал. И я бы уже отчаялся, если б Мэри не убедила меня, что для тебя это норма. Похоже, ты согласился с моим существованием в вашей жизни только когда нашел пистолет…
– Вот это было круто! Ты так побледнел тогда!
– Я до смерти перепугался! Но мне кажется, что не наори я тогда на тебя, ты продолжал бы и дальше считать меня чем-то вроде предмета интерьера. И точно так же ты сейчас пытаешься игнорировать своих одноклассников. Но ты будешь ходить в школу, Шерлок, и тебе придется как-то найти с ними общий язык. Возможно, не все они идиоты, возможно, с кем-то из них ты сможешь общаться и найдешь себе друзей, товарищей по интересам…
Задумчиво ковырявший обивку дивана Шерлок поднял взгляд на него.
– Ты – наивный оптимист, но я буду ходить в школу, – сказал он спокойно и серьезно. И Джон понял, что он если и не согласился, то по крайней мере смирился, что случалось редко.
И сейчас, спустя три года и две школы, Джон начинал сомневаться в правильности своего решения. Возможно, лучше бы было оставить Шерлока на домашнем обучении, потому что, создав множество проблем, школьная жизнь не решила главной задачи – не ввела его в общество одноклассников и учителей.
Будучи ребенком симпатичным, улыбчивым и, на первый взгляд, вполне дружелюбным, Шерлок, тем не менее, мгновенно находил себе врагов, особенно в обществе других детей, не склонных, в силу своего возраста, к терпению и добродушию.
Учителя относились сначала с симпатией, видя в нем очередного юного гения, но вскоре начинали чувствовать себя в его присутствии неловко, а столкнувшись раз-другой с наплевательским отношением к правилам и авторитетам, и вовсе меняли свое мнение на негативное.
Они с Мэри много говорили о мальчиках, особенно когда стало очевидно, что забота о них целиком и полностью перекладывается на плечи Джона, и как он понял, Шерлок всегда был непростым ребенком. Однако школа выявила основную проблему – Шерлок не хотел или не мог взаимодействовать с обществом по его правилам. Перестав игнорировать новых людей, он взял за привычку говорить им в лицо то, что о них думает, не просчитывая их реакцию и возможные последствия…
– Хэй! Ты сейчас в дерево влетишь!!
– Вот черт! – Джон затормозил, только сейчас увидев ствол дерева в нескольких сантиметрах от переднего колеса.
– О чем задумался? – Майкрофт притормозил рядом, заглянул в лицо. – Ты кажешься расстроенным… О маме вспомнил?
– И о ней тоже. С чего вдруг такое любопытство к чужому внутреннему миру?
– Баш на баш, – пожал плечами Майкрофт, отталкиваясь от земли.– Но не хочешь – не говори…
– Знаешь, я обещал вашей маме, что позабочусь о вашем будущем. – Джон снова поехал с ним рядом, почти плечом к плечу. – И не только в том смысле, что вам будет где спать и что есть. Но я не думал, что сдержать это обещание окажется так сложно. Нет, за тебя я спокоен, но Шерлок…
– Спокоен за меня, в самом деле? Но я так до сих пор и не решил, кем буду. Политика? Экономика? Насколько осуществимо то, чем я действительно хочу заниматься?
– Ну, это нормальные вопросы для человека, которому скоро сдавать A-levels*. Что же касается «кем я буду?» – «А разве я не буду самим собой?»…
– Это из какой-то книги?
– «Форрест Гамп». Американский фильм об оптимизме. Ты точно не смотрел. Но у меня есть оттуда еще одна цитата для тебя: «Я думал, что снова вернусь во Вьетнам, но кто-то решил, что я должен бороться с коммунизмом, играя в пинг-понг»…
– Забавная, но что ты подразуме… О! – чуть не свалившийся с велосипеда Майкрофт уставился на него, как упертый скептик – на живого зеленого человечка. – О!.. так ты… черт, как я сам… как я сам до этого не додумался?.. Но мне больше нравится бильярд…
– Точно, бильярд. Так много возможностей, а главное: на свету только шары с номерами, а лица игроков – всегда в тени, – Джон улыбался задумчиво и немного хитро.
Майкрофт немного помолчал, глядя на ровную гладь асфальта, но Джон был уверен, что видит он совсем не ее.
– Знаешь, многие назвали бы это… недемократичным и даже аморальным.
– Как хорошо, что у нас сохранилась монархия. Что касается морали, я думаю, ты достаточно высоконравственен, чтоб избежать тех ошибок, которых избежать можно, и достаточно умен, чтоб исправить те, которых избежать нельзя… У тебя такое странное выражение лица, что теперь я должен спросить: о чем ты думаешь?
– Не Оксфорд, не Кембридж… только LSE*!
– Ты уверен? Это серьезное решение…
– Нет-нет, это же очевидно, «rerum cognoscere causas»*… Это то, что нужно…
– Такое впечатление, что в голове ты уже строишь планы на ближайшие пять лет…
– На пять? Нет, лет на двадцать, скорее… Ты подсказал мне отличную идею, правда не уверен, что, если мои планы осуществятся, человечество скажет тебе спасибо… Но я действительно признателен…
– Не стоит, это и так крутилось в твоей голове, я уверен. Ты не просто так в последнее время зарылся в историю и философию, ты искал там ответ, вот только не решался объявить сам себя начинающим «серым кардиналом»…
– Звучит уж больно паршиво… – Майкрофт посмотрел на него задумчиво. – А ты, похоже, и в самом деле не возражаешь против этого, верно?
– Верно. В основном потому, что дал твоей маме еще одно обещание – поддерживать вас в любых начинаниях. В абсолютно любых. Понимаешь теперь, как сильно я влип?
Они дружно посмотрели на кудрявую макушку впереди, потом переглянулись и расхохотались.
– Ты не просто влип, ты по уши увяз! – утирая набежавшие от смеха слезы «обрадовал» его Майкрофт. – Шерлока! В любых начинаниях!
– Да если б я еще знал, в каких именно! Кем он хочет быть? Великим музыкантом? Недостаточно усидчив. Безумным ученым? Недостаточно заинтересован наукой. О какой-нибудь заурядной специальности не может быть и речи. Конечно, я хотел бы видеть в вас и свое продолжение тоже, но когда я представляю его со скальпелем в руке, первое, что приходит в голову…
– …патологоанатом! – снова рассмеялся Майкрофт.
– Точно! – присоединился к нему Джон. – Помнишь, как аккуратно он выпотрошил соседского попугайчика, заподозрив, что тот умер, подавившись вишневой косточкой, а не от старости? Даже я был восхищен!
Они успели припомнить еще пару забавных историй, из которых выходило, что судьба младшего Холмса почти решена, к тому моменту как подъехали к велосипедной станции. Шерлок уже успел сдать свой транспорт и залезть в ячейку хранения и теперь жонглировал тростью, перекидывая ее из руки в руку. Майкрофт притормозил и, с вернувшейся к нему обычной серьезностью, тихо сказал:
– Знаешь, тебе не следует переживать за него. Наш Шерлок достаточно гениален, чтоб при необходимости самому найти себе применение. Или придумать новую профессию, если ни одна из существующих ему не подойдет…
________________
*A-levels – (Certificate of General Education Advanced Level) — школьные экзамены второго (продвинутого) уровня в старших классах средних школ Великобритании, двухгодичный цикл подготовки к поступлению в университет, предусматривает изучение 4-5 академических предметов по выбору.
LSE – London School of Economics and Political Science – Лондонская школа экономики и политических наук.
«rerum cognoscere causas» – «познай причину вещей» – девиз данной школы.

*************************

– Что у нас на обед? – полюбопытствовал Майкрофт, пытаясь хоть что-нибудь разглядеть сквозь запотевшие стеклянные крышки кастрюль. – Что-то зеленое… Все еще не теряешь надежды запихнуть в него овощи?
– Могу я хотя бы помечтать? А может, он и не заметит?
– Не заметит брокколи в рисе? – скептически поднял Майкрофт брови.
– А ну, брысь с моей кухни! Мне только твоего «оптимизма» не хватало…
– Я и вовсе не оптимист…
– Там были кавычки. Лучше Шерлока позови, пора готовить мясо.
– А мне что делать?
– Рассортируй вещи для стирки. Отдельно – то, что в химчистку, отдельно – что в прачечную.
– И то, что в прачечную – тоже. Постельное белье, нательное, шерстяные вещи…
– Только не увлекайся слишком, пакетов должно быть не больше семи, договорились? Отвезу после обеда… Да где там Шерлок? Шерлок!
– Я в подвале!
– Над машинкой колдует… – почему-то шепотом добавил Майкрофт.
– Шерлок, бифштексы разморозились. Кто будет жарить?
По ступенькам в подвал тут же побежали вверх легкие шаги.
– Я, конечно!
Шерлок с трудом добился допуска на кухню и свое место на низкой скамеечке у плиты никому уступать не собирался. Поначалу Джон сомневался, осмотрительно ли с его стороны подпускать десятилетнего ребенка (Шерлока!) к раскаленным сковородам и газовой плите, но потом решил, что его постоянного присутствия будет достаточно, чтобы избежать несчастных случаев, да и Шерлок на кухне вел себя очень осторожно. Казалось, его завораживали скорее происходящие химические реакции, чем конечный результат.
Шерлок играл с разными сковородами и температурами, а Джон стоял неподалеку, нарезал салат и следил краем глаза – лишь бы не обжегся да дом не взорвал, а обугленный бифштекс они как-нибудь переживут.
– В понедельник я собираюсь зайти к вам в школу – поговорить с директором, – легко, будто мимоходом, проговорил Джон.
– Тебе заняться нечем? – поморщился Шерлок.
– Мне есть чем заняться, но твое образование стоит на первом месте. Кстати, у тебя много заданий на выходные?
– «Представь себе мысленно бесконечное множество…» – Шерлок явно передразнивал учителя математики.
– Хэй, стоп, вы еще не могли изучать такое!
– Нет, конечно, я услышал это в коридоре, когда запихивал глину в замочную скважину соседнего класса, математик вещал старшим курсам…
– А глину ты запихивал…
– …чтобы сделать дубликат ключа. Может пригодиться. Но оказалось, что слепка скважины недостаточно, он получился каким-то не таким, надо делать слепок ключа…
– Стоп-стоп. Оставим на потом подвиги взломщиков-домушников. Итак, это «бесконечное множество» придется разгрести…
– Да зачем? Главная цель обучения – это получение какой-нибудь необходимой информации или навыков, – разглагольствовал Шерлок размахивая лопаткой. – Чего-то нужного, верно? Ну и что из этой кучи… «множеств» может быть мне полезно?
– Математика?
– Когда ты последний раз вычислял какой-нибудь там косинус?
– Хм, ладно. История?
– Мне плевать, сколько жен было у Карла Великого.
– Кажется, две…
– А будь их восемь, что бы изменилось?
– Ничего, наверное, ты прав, но знание истории может быть очень важно…
– Я и знаю ее, пусть и несколько… односторонне.
– Если ты имеешь в виду мою «Историю огнестрельного оружия», которая давно поселилась на твоем столе, то это, пожалуй, слишком односторонне. Литература?
– Чушь! – возмущенно фыркнул Шерлок.
– Что, прости?
– Чушь эта твоя художественная литература. А ее чтение – самое бессмысленное занятие на свете. Поверить не могу, что люди тысячелетиями пишут о том, чего на самом деле никогда и не было, а кто-то эту отсебятину еще и читает!
Ошеломленно заморгав, Джон отложил нож в сторону.
– Нет, постой, но это же интересно, да и просто здорово…
– Возможно, если время убить некуда. Или если ума не хватает, чтобы чем-нибудь себя занять. Ты знаешь, что читают мои одноклассники? Комиксы! Дурацкие картинки с двумя десятками бессмысленных фраз!
– Но я тебе говорю не о комиксах, а о настоящей литературе… Что вы изучаете сейчас?
– Марка Твена, – скривился Шерлок.
– Приключения Тома Сойера? – насторожено уточнил Джон, холодея от недобрых предчувствий.
– Нет, «Принц и нищий». Но судя по испугу в твоих глазах, первое гораздо интереснее, верно?
– «Принц и нищий» – на выходные? Не слишком ли большой объем?
– У нас новый преподаватель. Мне она задает больше, чем остальным.
– Намного больше?
– Да, и жаловаться бесполезно, она говорит, что дает мне возможность исправить плохие отметки… а на самом деле, их только больше становится!
– Что ты ей сказал?
– Я?
– Она не просто так на тебя взъелась.
– Хм…
– Что, Шерлок?
– Я заметил, что она была в той же юбке, что и вчера, и на ней было пятнышко от замазки, а еще пара кошачьих ворсинок…
– Ты это ей сказал?
– Нет, – сдался Шерлок, – я попросил передать привет мистеру Пельману, раз уж она все равно ночует у него.
– Шерлок!
– А что такого?
– Ничего, – вздохнул Джон. Этот разговор повторялся у них уже не раз и успел оскомину набить. – У тебя сейчас мясо сгорит.
– Ну и пусть. Видишь эту корочку? Я думаю, что если помазать ее…
– Лучше – переверни, и мазать не придется.
– Ладно, не ворчи, – Шерлок перевернул бифштексы, постучал по корочке лопаткой. – Ты думаешь, я сказал что-то не то?
– Я думаю, твои слова были… нецелесообразными.
– Какими? – склонил голову на бок Шерлок, как делал всегда, слыша новое слово или выражение.
– Нецелесообразными. Не соответствующими поставленной цели. Пояснить? – Шерлок терпеть не мог, когда ему начинали что-то «разжевывать» без его на то согласия.
– Да.
– Вот смотри: чего ты хотел добиться своими словами?
– Я хотел, чтоб мистер Пельман узнал – мне не хватает его уроков по физике. Замещающий преподаватель и вполовину не так хорош!
– Неплохое намерение в принципе, но согласись, вряд ли бы он от этого поправился скорее, верно? А ведь у тебя есть и другая, более масштабная, более постоянная цель – нормально закончить школу.
– Нет, это твоя цель – чтоб я нормально закончил школу.
– Не-а-а, – протянул Джон. – Хочешь ты того или нет, но законодательство обязывает тебя получить GCSE*. Это действительно необходимо. Вопрос только в том, какими будут эти несколько лет – сносными или невыносимыми. Ведь и учителя, и ученики способны сильно усложнить тебе жизнь. С той же литературой… Только представь, сколько свободного времени у тебя было бы на этих выходных, если б ты не рассердил преподавателя?
– Так что я должен был сделать?
– Улыбнуться и промолчать. Взрослые так делают, когда не хотят ставить другого в неловкую ситуацию.
– И что, срабатывает? – Джон уверено кивнул, заправляя салат. – Можно попробовать….
– Можно попробовать и еще кое-что… – нерешительно добавил он. Ему ужасно хотелось ковать железо пока горячо, пока Шерлок, похоже, серьезно относится к его словам, но он боялся «пережать».
– Хм?
– Не просто не раздражать людей, а попробовать быть с ними… милым.
– Каким-каким?
– Милым, Шерлок! Вежливым, дружелюбным…
– Ты смеешься!
– Я серьезен как никогда!
– Но я не умею быть милым!!
– На самом деле – умеешь. Помнишь, как ты выманивал у миссис Хадсон того чугунного монстра – швейную машинку ее прабабушки? Умоляющие глаза, предельная вежливость, ты даже дважды сказал «спасибо» и один раз – «благодарю вас».
– Но мне нужна была эта машинка!
– А теперь тебе нужно вернуть расположение учителей и, по возможности, равнодушие одноклассников. Они взрослеют, Шерлок, и скоро войдут в тот возраст, когда им покажется правильным кулаками отстаивать свой авторитет. И я совсем не хочу обнаружить тебя однажды в больнице.
Шерлок явно задумался.
Он выключил газ, достал большое блюдо, перегрузил на него бифштексы, отнес их на стол, еще раз проверил, выключен ли газ, и забрался на табурет. И все это время с его лица не сходило то самое сосредоточенное выражение, будто его и вовсе здесь не было.
Джон такого задумчивого Шерлока очень любил, но слегка побаивался – кто знает, до чего он в итоге додумается.
– Значит, – прервал молчание тот, – я должен научиться притворяться?
– Только с чужими людьми, с теми, кто может доставить тебе неприятности. Нам ты нравишься и таким…
– Прям таки! – усмехнулся недоверчиво Шерлок.
– Действительно нравишься. Мы принимаем тебя таким, каков ты есть, но посторонние люди совсем не обязаны этого делать. Придется поиграть немного перед ними.
– Поиграть в пай-мальчика?
– Именно!
– Хм, я подумаю над этим, хотя и сомневаюсь, что у меня получится. Кто знал, что она так огорчится из-за такой мелочи?
– Тебе надо потренироваться… – задумчиво пробормотал Джон, расставляя тарелки.
– Возможно. Но на ком?
– На Гарри! Она уже давно заманивает нас в гости.
– Она тебя заманивает в гости. А мы с Майкрофтом – это то зло, что разрушает твою жизнь.
– Ты преувеличиваешь…
– Это ее слова.
– Она была пьяна, я полагаю. Так, обед готов. Майкрофт! Заканчивай складывать рубашки – раз их все равно стирать, то можно и комом запихнуть!
– Не кощунствуй, – возмутился Майкрофт, входя.
– Ты поедешь с нами к Гарри завтра?
– Воскресное барбекю? А какой у меня выбор?
– Ехать или не ехать.
– Не ехать. Однозначно. В прошлый раз она назвала меня пупсиком и предложила пиво.
– Серьезно? Мне нужно будет с ней поговорить…
– Да все в порядке. К тому же вы с Шерлоком подали мне идею, – Майкрофт нервно приглаживал растрепанные за день волосы и медленно краснел. – Похоже, у меня завтра свидание…

После обеда, оставив Майкрофта, повязавшегося фартуком с надписью «Я – твой идеал», перемывать посуду, Джон на пару минут зашел в свою комнату, а потом спустился в подвал, куда успел улизнуть Шерлок – сразу после того, как на его тарелке оказалась брокколи.
Забравшись с ногами в старое кресло и сложив ладони лодочкой, Холмс-младший вглядывался в распахнутое гадостно-розовое нутро стиральной машинки.
– У меня тут кое-что для тебя есть, – интригующим голосом начал Джон, засовывая руку в карман.
Шерлок поднял на него задумчивые глаза.
– Так обычно говорят маньяки в малобюджетных фильмах…
– Тогда следующая фраза понравится тебе еще больше. Снимай штаны!
И зловеще усмехнувшись, Джон достал из кармана шприц.
– Ч-что за… – вытаращился на него Шерлок.
– Витамины. И минералы. Раз уж ты отказываешься получать их естественным путем…
– Я съел бифштекс!
– А капуста где лежала, там и лежит.
– Она противная! Я терпеть ее не могу!
– Поэтому я и приготовил альтернативу! – улыбнулся Джон и слегка нажал на поршень, «сгоняя» лишний воздух.
Шерлок быстро выбрался из кресла и, не сводя глаз со шприца, устремился к лестнице:
– Не надо мне… альтернативы… Я лучше так.
Спрятав шприц с физраствором обратно в карман, Джон улыбнулся: хорошо, когда такой необычный ребенок, как Шерлок, хоть в чем-то остается совершенно заурядным, например, в боязни уколов.
Запихнув в рюкзак вакуумные пакеты с собранной Майкрофтом стиркой, он еще раз заглянул на кухню. Шерлок пытался утопить брокколи в соусе, старший методично вытирал тарелки. Подмигнув им обоим, Джон подхватил трость и выскочил за дверь.



**************************
Бросив быстрый взгляд на часы, Джон понял, что на еще одну главу времени не хватит – пора было собираться на дежурство.
– «…нас ждал новый день, блестящий и яркий, как детская переводная картинка, и с тем же впечатлением нереальности»*, – дочитал он и закрыл книгу.
Большая шумная семья писателя осталась где-то на волшебном Корфу, а их – маленькая, но не менее эксцентричная – снова была в обыденном Лондоне, но Джона переполняло тихое умиротворение. Его опасения, что мальчишки уже вышли из того возраста, когда им можно было бы читать вслух, прошли минут через десять после того, как он открыл книгу. Майкрофт не смотрел на доску с очередной шахматной задачкой, да и фигур не трогал, Шерлок, прихватив энциклопедию насекомых, забился в угол дивана и затих. Джону показалось, что вот-вот один из них попросит его продолжить.
– Мне пора, – сказал он на всякий случай.
– Мы знаем, – вздохнул Майкрофт, оживая.
Пройдя в коридор, Джон принялся одеваться, натягивать ботинки. Мальчишки поплелись за ним и, прислонившись каждый к своему косяку, сонно наблюдали.
– Долго не сидите, у вас, вон, глаза закрываются.
– Угу, – согласился Шерлок.
– Майкрофт, проследи, чтоб он не только лег, но и действительно уснул!
– Ага, – кивнул тот.
– Не забудь выключить везде свет.
– Обязательно.
– И проверь газ.
– Непременно.
– Шерлок, наденешь пижаму, уже прохладно.
– Обязательно?
– Обязательно, – решительно подтвердил Джон. – Майкрофт, белье из прачечной не трогай, все завтра сделаем, лучше тоже спать иди.
– Хорошо.
– Кстати, – обернулся Джон снова к Шерлоку, – ты надумал что-нибудь по поводу машинки?
– Там ацетон примешен, – зевнул тот, – я подумал, если он выгорит…
– Определенно нет, никаких поджогов, думай дальше. Майкрофт, не разрешай ему ничего поджигать!
– Не буду! То есть буду. Буду не разрешать.
– А еще…
– Хорошо, мамуля!! – хором гаркнули братья и рассмеялись.
– Ты как наседка над цыплятами, – отсмеявшись, объяснил заморгавшему Джону старший. – Иди уже, а то опоздаешь. И осторожнее там.
____________
GCSE (General Certificate of Secondary Education) — общее свидетельство о среднем образовании.
«…нас ждал новый день…» – из книги Дж. Даррелла «Моя семья и другие звери».

@темы: творчество, Непростая простая жизнь

URL
   

Фикрайтерство

главная