12:32 

Два в одном

Syringa aka Day
Дедлайн как образ жизни
Название: Два в одном
Автор:Syringa aka Day
Беты: Veniamel
Канон: Шерлок ВВС
Жанр: детектив
Категория: пре-слэш
Пейринг: ШХ/ДУ
Рейтинг: PG-13
Размер: мини, ок. 9 тыс. слов
Саммари: написано на Non-Kink 10.29
Шерлок считает Джона размазней и слабаком, однако армейские/университетские знакомые Джона в один голос твердят, что "Мистер Ватсон - человек огромной доброты и терпения, однако злить его настоятельно не рекомендуется никому и никогда". Шерлок не верит и в результате о-о-очень конкретно нарывается. Рейтинг любой. ХЭ для обоих персонажей обязателен.
Дисклеймер: ни на что не претендую
Предупреждения: 1) "ООС возможен, но спорен" - спасибо за формулировку James Moran и
некомпас. по сама заявка предполагает оос, но я честно пыталась сохранить вхарактерность

2) автор будет рад обоснованной критике.



Телефон Ватсона нерешительно вибрировал на краю полки, будто раздумывал – а надо ли принимать звонок?
Это не Майкрофт – его секретарша прислала бы смс.
Это не Гарри – она только на днях окончательно помирилась с Кэрри или Колли - или как там звали ее главную на данный момент любовь? - так что схема «недовольство – скандалы – разрыв – депрессия – алкоголь – звонки брату» возобновится не раньше, чем через пару недель.
Это не с работы – лицензию хирурга Джону еще не вернули, срочных пациентов у терапевта быть не может.
Это не Сара – она всегда ограничивалась тремя, максимум четырьмя сигналами, а телефон вибрирует больше минуты.
Это не Лестрейд – он сначала позвонил бы ему, Шерлоку.
Можно было, конечно, просто встать и глянуть на номер.
А можно было по-прежнему лежать, закинув ноги на спинку дивана, гадая, кто же все-таки звонит, и наблюдая, как вибрация все больше пододвигает телефон за край полки. Под полкой - журнальный столик, на столике – блюдце, на нем - чашка с недопитым чаем, под столиком, слегка выдвигаясь из-под него краем – поднос с четырьмя аккуратно разложенными на нем квадратиками никотинового пластыря.
Можно встать и удовлетворить свое любопытство самому, а можно подождать, пока это сделает Джон.
Телефон затих…
Шерлок приподнял брови.
… и снова завибрировал секунд через пять.
Примерно столько требуется времени, что бы войти в меню, и, выбрав папку «Набранные номера», нажать на повтор последнего вызова. Значит, номер Джона не забит в быстрый набор, следовательно, это не кто-то близкий.
Или чтобы щелкнуть зажигалкой, прикуривая – если сигарету звонящий достал заранее, пока слушал равномерные гудки.
Или… Нет, первый вариант более вероятен.
Телефон медленно, но верно терял плоскость под собой…
Слишком настойчиво для неблизкого человека. Возможно, у кого-то что-то случилось. Что-то интересное. Что-то, что сможет занять его скучающий ум на ближайшую пару часов.
И… раз!
Телефон падает и ударяет по краю чашки…
Два!
… чашка опрокидывается, блюдце соскальзывает, летит…
Три!
… и звонко разбивается о край латунного подноса, тот громко гудит…
Из кухни выглядывает Ватсон:
- В чем дело, Шерлок?
- Тебе звонили.
- Я не слышал сигнала.
- Я его отключил.
Джон хмыкает и бросает недоверчивый взгляд на столик, телефон и опрокинутую чашку. Берет сотовый.
- Черт возьми, Шерлок! Четыре пропущенных вызова! Трудно было позвать?
Что он мог ответить? Что ему было любопытно проверить, хватит ли силы удара телефонной трубки о чашку, чтобы та, опрокинувшись, подтолкнула блюдце?
- Давний знакомый? Он курит? – поинтересовался Шерлок в ответ.
- Не знаю, номер мне неизвестен… Зачем ты вообще выключил звук? А если это что-то важное?
- Он мог мне помешать. А сопливые носы не подходят под термин «важное». С важным звонят на мой телефон, и если он завибрирует - я обязательно тебя позову.
Возмущенно фыркнув, Джон повернулся к нему спиной, набирая номер и ожидая соединения. Пластик был чуть липким и пах чаем.
Шерлок напряженно вглядывался в спину, обтянутую нелепым серым свитером. Джон чуть вскинул голову – на вызов ответили; по ситуации он должен был сказать нечто вроде «Вы мне звонили…», но промолчал, там заговорили раньше; он долго не брал трубку (молчал?), значит, первым, что спросил – невидимый абонент должно быть «Джон, это ты?» или «Доктор Ватсон?», и тот ответит…
- Да… - сказал Джон.
Звонили долго, нудно, настойчиво - вопрос, по крайней мере, для звонившего, был важен и срочен. Вряд ли он будет обмениваться любезностями, скорее всего, перейдет сразу к сути, и если это хоть как-то касается его, Шерлока...
Джон выпрямился, расправляя плечи (вспомнил о военной выправке – бывший сослуживец?), глянул на него быстро, тревожно и отвернулся.
Но даже Джонов затылок выражал беспокойство.
Вскочив с дивана, Шерлок пошел одеваться.

Через несколько минут Джон нашел его уже в прихожей – натягивающим пальто.
- Послушай, тут такое дело… - начал он неуверенно, но сбился. - Ты куда-то уходишь?
- Да.
- Мне казалось, ты свободен…
- Совсем нет.
- Новое дело?
- Еще точно не знаю.
- Так куда ты едешь?
- К твоему бывшему сослуживцу, которому так срочно понадобилась наша помощь. А ты почему еще не одет?

В такси Ватсон коротко ввел его в курс дела.
Каждую вторую субботу в кегельбане встречались четверо людей, знакомых друг с другом по Афганистану: Хью Эллайд, хирург, вместе с Джоном учился и работал в одном госпитале, вернулся в Англию чуть раньше в связи с необходимостью ухаживать за престарелым отцом, это он звонил Джону; Гордон Вайф, был санитаром – там, работает им и здесь, демобилизован после ранения; Адам Линдоу, сержант, демобилизован после тяжелого ранения - «Мы с Хью корпели над ним по очереди, почти двое суток»; и четвертый…
- Артур Тернер. – Джон помолчал пару секунд. - Он поступил в колледж на год позже нас. Сирота. Добился стипендии, но полностью обучение она не покрывала, он подрабатывал, где только мог. Знаешь, люди по разным мотивам приходят в хирургию – престижная должность, большие деньги, успешная карьера, но Артур…Он хотел именно этого. И был очень талантлив: еще стажировался, ассистируя на операциях, а первокурсников уже водили смотреть, как надо работать. В Афганистане он пробыл около полугода – при обрушении здания ему прищемило руки. Многочисленные переломы, после такого не восстанавливаются, - Джон бросил быстрый взгляд на свои чуть заметно подрагивающие кисти рук и сцепил пальцы в замок. Шерлоку захотелось накрыть их своей ладонью, согревая. – Последние несколько месяцев Артур работал помощником в аптеке. Вчера вечером он не пришел в кегельбан. На звонки не отвечал. А сегодня к Хью заявились из Ярда и стали о нем расспрашивать. Сказали – он ограбил ночью аптеку, в которой работал, и исчез.
- Но ты не считаешь это возможным.
- Никто из тех, кто хоть сколько-нибудь знает его, не считает это возможным.
- И взял он наркотические препараты?
- Ага.
- И аптека находится при больнице?
- Как ты узнал?
- Куда мы можем ехать, как не на место преступления? А таксисту ты назвал адрес госпиталя.
- Да, к тому же именно там работает Хью. Он попросил, чтобы до нашего приезда в хранилище ничего не трогали, хотя полицейские там, конечно, уже побывали.
- И, разумеется, затоптали мне все следы…
- Вряд ли. Я так понял, они спросили лишь список украденного.

Доктор Эллайд ждал их на ступеньках крыльца.
Шерлок бросил на него пару взглядов, пока ждал, когда Джон расплатится и вылезет из такси. Холост, трудоголик, консерватор, аккуратист (впрочем, как все хирурги), имеет домашнего питомца – собаку средних размеров, не только не курит, но, скорее всего, еще и бегает по утрам – не каждый день, но достаточно часто, что бы без робости носить под халатом обтягивающую пресс водолазку. А еще он гей.
И больше о нем Шерлоку сказать было нечего. Пока.
Сам Эллайд на Холмса не смотрел – его взгляд не отрывался от Джона. Чуть скованное напряжение (по-видимому, вспоминал прошлое), искреннее облегчение, радость поверх усталости. Они вместе учились, вместе работали в экстремальных ситуациях. Но, возможно, не только это.
Под пристальным вниманием Холмса они обнялись, широко усмехаясь и похлопывая друг друга по плечам. Почему-то молча, хотя обычно в подобных ситуациях люди начинают тараторить без остановки. Его, Шерлока, стесняются? О, он бы давно уже бежал по направлению к аптеке, благо, найти ее точно будет не трудно, а где-то рядом с ней и хранилище должно быть, но не был уверен, что Джон поспешит вслед за ним, а не останется здесь болтать с давним товарищем. Поэтому он нетерпеливо перекачивался с пятки на носок, ожидая, когда же его представят.
И вот, наконец:
- Шерлок, это доктор Эллайд, мой давний друг и коллега. Хью, это Холмс, мой сосед по квартире, и, как ты знаешь…
- …Единственный в мире консультирующий детектив, - улыбнулся Эллайд. – Я читаю твой блог. Наверное, мне следует проводить вас в хранилище и на пункт охраны?
- Наверное, - кивнул Шерлок почти равнодушно. Его сейчас занимала другая мысль: спал ли его доктор с этим вот, чужим, или не спал? И если да, то когда они расстались – задолго до того, как один из них уехал из Афганистана, или непосредственно перед тем, как? И почему они не вернулись к прежним отношениям или хотя бы дружбе? Джон никогда о нем не упоминал, он бы запомнил.
Его сомнения были не напрасны. Едва он перешагнул порог хранилища, как Ватсон, обернувшись к нему, сказал:
- Наверное, будет быстрее, если ты осмотришься здесь, а я расспрошу Хью более подробно об Артуре, чем он занимался последнее время.
- Конечно, - подхватил тот. – Как насчет кафетерия?

Шерлоку хватило шестнадцати с половиной минут, чтобы осмотреть помещение хранилища, обследовать коробки, поговорить с аптекарем и охранником, просмотреть запись видеонаблюдения и найти кафетерий. Последнее, впрочем, было не сложно – надо лишь все время шагать навстречу людям с картонными стаканчиками.
Подойти незамеченным ему, к сожалению, не удалось. Джон сидел лицом к двери и махнул рукой, привлекая его внимание. Можно подумать, он мог бы их не заметить в почти пустом зале!
Отодвинув ногой легкое кресло, Шерлок сел и бросил в ответ на выжидательное молчание:
- Это он. Определенно.
- Артур? – недоверчиво вытаращился Джон.
- А у тебя есть еще знакомые, подворовывающие по аптекам? Да, он самый. Я не люблю соглашаться с полицией, но здесь и расследовать-то нечего.
- Ты уверен?
- Он разве что только свое имя на стене не написал. Ты заметил, как аккуратно стоят коробки? Их доставили в пятницу вечером. Об их содержимом, вообще-то, знало или могло догадаться много людей, однако только один человек принимал их, расставлял и точно знал, что в какой коробке находится. Любому другому сначала нужно было бы покрутить коробку, разыскивая штрих-код, прочитать его, и только потом он бы узнал – а там ли необходимое. Но не тому человеку, который делал это накануне. Он точно знал, что и в какой коробке, аккуратно вскрыл, достал нужное, а остальное положил на место.
И камеры наблюдения…
- Но камеры его не обнаружили! – подал голос Эллайд.
- Потому что он ловко попал в их «слепые пятна». Камер на пути к хранилищу всего четыре. Вычислить их зоны невидимости не составляет труда, но последняя направлена исключительно на дверь хранилища, и миновать ее невозможно. Однако Тернер не слишком об этом волновался – он знал, что камера барахлит – охранник жаловался ему, что она сохраняет только последние пять минут записи.
- Да, но его должны были увидеть по мониторам...
- И его видели. Просто охранник промолчал, сказав Ярдовцам, что во время ограбления он, похоже, как раз вышел за кофе. Но эти белые зубы, набор зеленых чаев в шкафчике… поверь мне, он не пьет кофе. Он видел Тернера, видел, как тот вошел в хранилище, но просто не придал этому значения: он за этим каждый день наблюдает, причем неоднократно.
- Значит, никакой загадки?
- Ей тут и быть-то негде. Возвращаемся?
- Пожалуй, нет. Мы с Хью как раз решили побывать у Артура на квартире: может, там есть какой-то намек, где он сейчас.
- Какой еще намек? Никакого намека там и быть не может!
- Почему ты в этом так уверен? Если он планировал ограбить аптеку ради наркотиков, то должен был побеспокоиться о сбыте, разве нет? Дома могли остаться какие-нибудь записи, возможно, какие-то подсказки…
- Джон, - Шерлок посмотрел на него тем самым взглядом, которым сам Ватсон, бывало, смотрел на пациентов, объясняя, что «обе ноги пришлось отрезать, да и вообще, вы весь из себя больной, но вы в этом, конечно, совсем не виноваты», - версия, что он собирается наркотики сбыть, может иметь место только в головах очень, очень тупых полицейских… Ну, и еще в твоей. Ты вообще видел список украденного? А коробки? Ну какой дилер возьмет пять пачек, когда там лежит сорок? А эпинефрин? Я понимаю, Ярдовцы могли уцепиться за опиаты, игнорируя очевидное, но ты-то… порой мне кажется, что ты просто пытаешься мне польстить своими… - он на секунду замялся, перебирая слова, и выбрал наиболее мягкий вариант: - … недальновидными предположениями.
- Да-да, - мягко улыбнулся Джон. – Мы поняли, мои мозги не достойны давать твоим даже пищу для размышления…
Шерлок откинулся на спинку кресла, складывая пальцы привычным жестом. Будь здесь Майкрофт, одной этой позы – голова чуть откинута, кончики пальцев соединены, спина напряженно выпрямлена – хватило бы ему, что бы понять, насколько зацепила Холмса эта фраза. В шутку ткнув пальцем в небо, Джон угодил по самому больному. Потому что он действительно давал Шерлоку нескончаемое количество поводов для размышления. Самым главным, пожалуй, был сам факт того, что Джон задержался в его жизни. Причем сделал это совершенно добровольно. У него было много поводов уйти, а возможностей – еще больше. Но он остался, и это делало его особенным, можно сказать – единственным в своем роде. Шерлок привык к своему одиночеству – отца он помнил смутно; мать, ошарашенная гениальностью своих детей, быстро переложила заботы об их воспитании на закрытые школы; брат, слишком ценивший его ум, чтобы игнорировать, и слишком непонимающий его психологию, чтобы терпеть рядом, стал соперником и врагом; сокурсники его ненавидели; случайные знакомые могли испытывать различные эмоции – от брезгливого раздражения - «Фрик!» - до завистливого уважения - «Мозг!», но сближаться не торопились, да и вряд ли они были бы ему интересны дольше четверти часа. Но Джон… О, он стал вечной загадкой. Не такой интересной, конечно же, как некоторые дела, однако – постоянной. Он все время подбрасывал все новые и новые вопросы. О своей ориентации, например, или о выборе профессии, или о том, как он научился обрезать ногти на правой руке абсолютно так же, как и на левой – с тем же наклоном, не являясь при этом амбидекстром*? Или вот, например, сейчас – он что, совсем не обиделся? Почему? Это было недостаточно грубо? Или он настолько бесхребетен, что и нахамить в ответ не может?
Постоянное изучение Ватсона – мельчайших особенностей, самых редких проявлений, всевозможных нюансов характера - стало привычкой, въевшейся в подкорку головного мозга. Чем-то автоматическим, вроде ходьбы или речи на родном языке. Анализировать Ватсона. Всюду и всегда. Плевать, что он слабохарактерен и не слишком умен – первое позволяет с ним ужиться, второе относится к большинству окружающих. Впрочем, по сравнению с теми же детективами из Ярда, Джон - просто гений мысли, по крайней мере, ему хватает ума не мешать…
- Шерлок? Шерлок!
- Что?
- О чем ты задумался? Мы дозваться тебя не могли. Тебе не все в этом деле ясно?
- Это и близко не похоже на «дело», и здесь все ясно как Божий день. Если б твой коллега прислал список украденного, можно было бы и вовсе не выходить из квартиры. Но смс не в вашем стиле, верно? Впрочем, не важно. Этот ваш Артур украл лекарства - и именно как лекарства, а не как наркоту. Он не намеревается никого ими травить. Он собирается ими лечить. Для этого и нужны обезболивающие… возможно, серьезная травма…
- Но почему именно так? – перебил его доктор Эллайд. – Почему нельзя было просто купить?
- Потому что они не продаются без рецепта. А обращаться к врачу официально пациент не хотел – возможно, он наркоман или бывший наркоман, что в принципе одно и то же, и знал, что такие препараты ему никто не выпишет, или, что вероятнее, у него ранение – огнестрельное или ножевое, и он понимал, что врач вызовет полицию, или он нелегал. Или все вместе.
- Но их можно было взять не так… показательно. Артур ведь действительно взял немного. Можно было оформить лекарства на недавно умерших пациентов, что-то где-то подправить, где-то потерять. И никто бы ничего не узнал. Не смотрите так на меня, я в этом не специалист, но знаю – так делают. И мог бы сделать это для него, и он об этом знал!
- Знал, но не хотел вас впутывать. К тому же, он спешил – человек был ранен, возможно – умирал. Пусть и совершенно незнакомый …
- Совершенно незнакомый?
- Ну, это же очевидно! Знакомый бы позвонил ему и попросил бы приехать, и он предупредил бы об изменившихся планах, и вы бы не ждали его в кегельбане. Но он не позвонил, а значит, вышел из дома, направляясь навстречу с вами, однако что-то случилось – вроде умирающего на остановке – и он пошел грабить аптеку… Почему вы улыбаетесь?
- Мне это напомнило одну историю, произошедшую в Афганистане. Уверен, Джон о ней тоже вспомнил.
- О, нет, - простонал Джон, закрывая лицо руками. – Надеюсь, ты не о том, о чем я сейчас подумал!
- Наверняка, о том!
- Не просветите ли и меня?
- О, это очень забавная история, правда, тогда нам было не до смеха. Однако уверен, узнай о ней общественность – Джона бы наградили.
- Узнай о ней общественность – меня бы посадили!
- Было столкновение, - проигнорировал его причитания Эллайд. - Двое серьезно ранены, и вывезти их на тот момент было невозможно. Поэтому забросили нас с Джоном и хирургические чемоданчики с необходимым минимумом. Операция в полевых условиях и так штука нелегкая, но тут обнаружилось, что вместо обезболивающих и анестезии в ампулах – физраствор (вместо обезболивающих и анестезии в ампулах обнаружился физраствор). Кто-то спер для личных нужд. Я впал в панику: что делать? Как резать-то? А Джон подумал, почесал подбородок и, взяв пяток ребят, пошел грабить местного торговца дурью. Ребята потом ухахатывались, рассказывая, как он на полном серьезе спрашивал, нет ли чего более медицинского, а торговец уговаривал, мол: «возьмите кокаин, хороший, чистый»!
Шерлок искренне улыбнулся, глянув на смущенного Ватсона.
- Вряд ли история вашего приятеля Тернера закончится так же хорошо.
- Почему вы так думаете?
- Потому что в данный момент он либо убит, либо в заложниках, а это не так весело, как кажется.
___________
* амбидекстр - животное или человек с одинаково развитыми полушариями мозга и, соответственно, с одинаковой степенью владения левой и правой руками (лапами), без выраженного доминирования одной из них.


Шерлок любил такие вот эффектные фразы за их результат. Мгновенная растерянность, а за ней – искренние эмоции, не спрятанные под пласт стандартного поведения и заученных речевых оборотов.
С Эллайда слетела вся веселость, он явно встревожился и, задав пару бессмысленных вопросов, вроде «А вы уверены?» и получив на них утвердительные кивки, убежал за визиткой того инспектора, что вел дело, почему-то уверенный в необходимости объяснить ему точку зрения Холмса, будто это что-то изменит.
Реакция врача говорила о том, что дополнительный вариант – «второго дна», в котором Эллайд ловко подставляет бывшего сослуживца Тернера и избавляется от него - все же не имеет места быть. А жаль. Красивая была версия, хоть и выдуманная скорее в шутку, чем всерьез.
Ватсон проводил хирурга взглядом и обернулся к нему:
- Ты поедешь с нами?
- Куда?
- В квартиру, которую снимает Артур.
- Во-первых, как я уже говорил, это абсолютно бесполезно, во-вторых, пока я был в хранилище, звонил Лестрейд. Ему нужна помощь, так что мы едем на место преступления.
- Но мы еще с этим не закончили!
- Я закончил. Никакой загадки здесь нет. Вычислить человека с травмой по квартире Тернера не представляется возможным, его бы в нее просто не отпустили. Если хочешь, я подумаю об этом в такси, но прошли уже сутки – знаешь, какова статистическая вероятность, что он все еще жив? Вот когда труп выкинут – зацепок для определения преступника сразу станет больше…
- Прекрати! И я обещал Хью, что проеду с ним осмотреть квартиру.
- Это бессмысленно.
- Я обещал…
- Мне по слогам повторить? Это бес-смыс-лен-но!
- Ты не понимаешь, я…
- Я все понимаю, Джон!! Но тут только два варианта: либо ты веришь мне, и признаешь всю зрящность этой затеи, и едешь со мной к убитому антиквару, либо нет, и тогда что я вообще здесь делаю?
- Я согласен с твоими выводами, но Хью… я просто не могу отказать ему в такой мелочи!
- Разумеется, ты не можешь ему отказать!! Ты не можешь отказать и пьяной сестрице, вызванивающей тебя в три часа ночи, чтоб порыдать о несчастной судьбе! Не можешь отказать и миссис Хадсон, которая вечными жалобами на свое больное бедро заставила тебя мотаться за специальным пятновыводителем на другой конец города! Не можешь отказать и мне, даже если я прошу тебя достать мобильник из кармана моего собственного пиджака! Ты безотказный человек, Джон! Ты просто не можешь сказать «нет»! Забудь о Саре, тебе нельзя жениться: и месяца не пройдет, как ты станешь подкаблучником, с твоим-то характером под ноги стелющейся тряпки!!
Рассерженно отпихнув от себя кресло, Шерлок устремился к выходу, на ходу нервно повязывая шарф. Быстрого взгляда в отражение на стеклянной двери кафетерия хватило, чтоб убедиться, Джон за ним не пойдет – он все также сидел за столиком, только оперся подбородком на переплетенные пальцы.
Черт!
Локтем распахнув дверь, он зашагал по коридору, глядя куда-то поверх голов случайных встречных.
- Вы уже уходите? - удивился Эллайд. Что, уже позвонил? Судя по выражению лица, пальцам, крутящим телефон, и поджатым губам – да, и результатом он совсем не рад.
- Да.
- Подождите, я попрошу Адама вас подвезти, поймать здесь свободное такси практически невозможно.
Последние слова прозвучали Шерлоку в спину: передернув плечами, он уже шел дальше. Не будь место преступления так далеко, не жалей он своего времени – отмахал бы это расстояние пешком – злость требовала выхода, из-за нее внезапно начали мерзнуть губы, а шарф стал удавкой.
Но к ступенькам уже подъехала машина, и, бросив взгляд на водителя, Шерлок назвал адрес и сел. Он нервно крутил в пальцах телефон, размышляя, не послать ли смс. Но что написать? Извиниться? За что? Он сказал то, что действительно думал. Хуже того, его более чем устраивала эта самая безотказность Джона, пока не оказалось, что тот предпочитает, когда возникает необходимость выбора, отказать все же ему, чем человеку из далекого прошлого.
Написать, что он сожалеет, что вот так все высказал, сорвавшись, фактически, на пустяке? И добавить: «Обычные люди не любят слышать подобное в лицо, но ты – особенный, может, все же, останешься?».
Если рассуждать здраво, то ему даже выгодно, что оба доктора останутся наедине и смогут поговорить о прошлом – им явно есть, что обсудить, но делать это при нем они бы не стали. Потом Джон вернется на Бейкер-стрит и можно будет хорошенько его осмотреть, анализируя одежду, движения, мимику, интонации голоса…
Но в том-то и проблема, что в тот момент здраво он не рассуждал.
А еще можно будет встретиться с Эллайдом – помочь ему с расследованием, у Шерлока была пара задумок, но требовалось его личное присутствие и связь с Ярдом, а сейчас времени не было: мертвые антиквары – это всегда что-то интересное, с множеством мотивов. Но освободившись, он найдет Тернера или его тело – чем не повод поболтать о военном прошлом их общего знакомого?
Шерлок уже не в первый раз ловил себя на тянущей нервы потребности знать о Ватсоне все.
Так ничего и не решив, он сунул сотовый в карман пальто и буркнул водителю:
- Говорите.
- Прошу прощения?
- Доктор Эллайд назвал вас Адамом, у вас серьезная травма позвоночника в недалеком прошлом и вы бывший военный, следовательно, вы – Адам Ландоу, один из ожидавших Тернера в кегельбане. Но вы ни о чем меня не спрашиваете, а посматриваете неодобрительно. Значит, вы слышали наш с Ватсоном разговор.
- Случайно, самый конец.
- Полагаю, достаточно, чтоб захотеть высказать свое мнение.
- Нет, просто… доктор Ватсон совсем не такой, как вы сказали. Он не слабак, слабакам на войне не место, а вот он – он всегда был там кстати, как бы дико это не звучало.
- Был, да весь вышел…
- Нет, не думаю. Такие люди – они не ломаются, пусть и воспринимают мирную жизнь как поражение.
- У него психосоматическое расстройство и проблемы с доверием, основная причина – травмирующие обстоятельства при ранении. Вы знаете, что тогда случилось?
- Это вам доктор Ватсон сказал?
- Нет, я взломал записи его психотерапевта. Так вы расскажете?
Ландоу немного помолчал, глядя на дорогу и барабаня по рулю.
- Знаете, это, в основном, слухи – военная почта, так сказать, но я слышал следующее. Однажды доставили одного солдатика – прямо к доку, посреди другой операции. Почти при смерти. А какому-то чинуше штабному надо было что-то у него срочно узнать. Он и примчался – руками размахивал, доку мешал. Тот, видимо, что-то ему вколол. Этого, понятное дело, никто не видел, медбратья приходят, а придурок этот на каталочке отдыхает, док в парнишке уже вовсю ковыряется, и говорит, мол, усыпил рассказами о врачебной этике. Но тот такую поднял пыль! Обвинил в нападении на старшего по званию. Дока пришли задержать до выяснения обстоятельств, сказали сдать оружие, а он им скальпель протянул, говорит: «Другого нету». Так его и оставили в госпитале, ждать, когда анализы крови этому чинуше сделают. Сделали – оказалось, чистая, ничего в ней не нашли. То ли действительно ничего не было, то ли не больно то и искали. И тогда уже на чинушу дело завели – за клевету, а тот психанул и сбежал – на ту сторону, - Ландоу снова немного помолчал и заговорил дальше не так уверенно. - Через пару месяцев мы менялись заложниками. Были раненные, и док пошел с группой сопровождения. Они уже назад шли, когда ему выстрелили в спину. Там, конечно, в суете не разобрать было, но некоторые из заложников утверждали, что среди тех был и тот самый чинуша…
Линдау снова замолчал и на сей раз, по-видимому, надолго. Шерлок полез за сотовым.
«Кто выдвигал обвинения против Джона? ШХ»
«Не имеет значения. Обвинения были сняты, обвинитель мертв».
«Кто его? ШХ»
«Официально – афганская сторона».
Про неофициальную версию Майкрофт уточнять не стал. А Шерлок не стал спрашивать.

Его не столько занимали едва видимые следы босых мужских ног (плоскостопие, сорок пятый размер ноги, шаркающая походка – человек пожилой или сильно уставший), сколько возможность отойти подальше от назойливых взглядов Ярдовцев и подумать над своим второстепенным делом. Нет, не о Тернере, к черту Тернера!
О Джоне.
Главные дела менялись с быстротой проезжающих мимо вагонов. Два дня – и пропавшая брошь прапрабабушки вернулась к владельцу, четыре дня – и маньяк оказывается совсем не маньяком, двадцать пять минут – и очередная интересная загадка опять становится отработанным материалом.
Но второе дело - «Дело Ватсона» - было с ним всегда, и требовало порой даже более глубоких размышлений. На сегодня у него были две исключающие друг друга версии. Доказательствами первой служили его собственные наблюдения, доказательствами другой – рассказы неплохо знающих Джона людей и та пуля, что вынули патологоанатомы из таксиста. Первая версия гласила: «Джон – размазня, и мне повезло иметь его всегда рядом», а вторая «Джон не так прост, как кажется, возможно, даже опасен, и я понятия не имею, что с этим делать и надо ли делать что-либо вообще».
Ему требовалось больше информации. Информации настолько точной и однозначной, чтобы одна из версий не просто оказалась доминирующей – а ею на данный момент была, разумеется, первая - а стала бы истинной и не подвергающейся сомнениям.
Доказательства! Ему нужны неопровержимые доказательства.
Конечно, можно подождать, пока их предоставит сама жизнь…
Но Шерлок ненавидел ждать.
Следовательно, ситуацию необходимо спровоцировать самому.
Когда человек наиболее опасен? Когда он не контролирует себя. Когда он зол.
Как разозлить Джона Ватсона?

Через семнадцать минут он услышал звук шагов. Их нельзя было спутать ни с какими другими. Не хромающие, но чуть запинающиеся, будто одна нога в нерешительности замедлялась перед следующим шагом, сомневаясь в его правильности. Из всех когда-либо слышанных им шагов, так «запинался» только Джон да старушка Дейзи – облезлая псина, что когда-то жила у привратника в его частной школе.
В дверях показался Ватсон, уже успевший сбросить плащ. Он не выглядел недовольным или обиженным, скорее усталым: устало потер глаза, устало прислонился к косяку, устало сказал:
- Ты написал, что это срочно и важно. И что нужна моя помощь. Я тут.
- Вы ничего не нашли у Тернера, верно?
- Верно. Ни долгов, ни наркотиков, ни малейшего следа, который бы указал, где он может быть сейчас.
- Его хирургический набор?
- Оба на месте.
- Оба?
- Да, и военный, и личный, подаренный родственниками в честь получения лицензии хирурга. Это важно?
- Совсем не важно.
- Так что я здесь делаю?
- Вчера вечером здесь было совершено убийство. Жертва - антиквар, коллекционер старинного оружия, в основном – пистолетов и ружей 17-19 веков. Само оружие, разумеется, пропало – не все, но та его наиболее ценная часть, что была выставлена в витринах. На первый взгляд это выглядит как обыкновенное ограбление. Стекло выдавлено, сигнализация замкнута, хозяин, прибежавший на шум – убит.
- Застрелен?
- Нет, его ударили по голове каминной кочергой. – Шерлок сделал по комнате круг, приблизился к доктору, просительно заглянул в лицо. Глубинная печаль, скрывавшаяся на этом лице в складке поджатых губ, в морщинках у глаз, в хмуром изгибе бровей почти заставила его отказаться от намеченных планов. Но подумав, что вряд ли настроение Ватсона может стать еще хуже, он решительно тряхнул головой и продолжил. - В общем, картина событий практически ясна, но для полной уверенности мне требуется небольшой эксперимент, и без тебя тут не обойтись.
Оттолкнувшись плечом от косяка, Джон прошел в комнату.
- Что именно я должен сделать?
- Видишь ли, помимо преступников и жертвы в доме находился еще один человек – брат убитого. Он утверждает, что во время ограбления был на втором этаже и спустился на звук выстрела.
- Значит, выстрел все же был?
- Был, но стрелял не преступник, а жертва, следы пороха не оставляют сомнений. Но оружие не обнаружено, впрочем, Ярдовцы, вон, рыскают по саду – я сказал им, что пулей для старинного пистолета мог послужить и камешек, улетевший через открытое окно.
- Или этот камешек мог унести в себе преступник.
- Вряд ли. Старинные пистолеты означают большие дырки, здесь все было бы в крови, но нет и капли. Так что если преступника и задело, то только по касательной. Не думаю, что на пуле сохранились какие-то материалы для экспертизы ДНК, особенно учитывая этот надоедливый дождь, что моросит почти третий час. Но это - проблема полицейских, нас интересует другое…
- Брат.
- Точно! Идем за мной!
Они поднялись на второй этаж: впереди оживленный Шерлок, перескакивающий через ступеньку, за ним – Джон, чье утомленное и почти отсутствующее выражение лица, отражавшееся в полированных деревянных панелях, беспокоило детектива все больше.
- Итак, - громко начал Шерлок, подходя к двери в самом конце коридора, - на мраморной коридорной плитке пола и лестнице остались его следы. Он, бесспорно, выбежал отсюда.
- Отсюда? – с легким любопытством уточнил Джон, открывая дверь. – Из ванной?
- Нет! – фыркнул Шерлок и, осторожно оттеснив плечом друга, прошел в помещение, ткнул пальцем: - Из ванны!!
- Какая разница, ты же не хочешь, что бы я…
- Именно это!
- Я туда не полезу! Вода холодная и грязная…
- Я сейчас наберу новую, для достоверности опыта это необходимо, только уровень воды отмечу.
Шерлок присел на край ванны, потянул за металлическую цепочку, выдергивая пробку, и, не оборачиваясь, бросил Ватсону:
- Раздевайся пока.
- Ты серьезно?
- Абсолютно.
- Объясни-ка мне поподробней про этот эксперимент…
- Все элементарно, Джон! Действительно элементарно. Приехавшие на место преступления полицейские сразу же изъяли халат этого самого брата, надеясь найти на нем следы пороха, и хорошо его запечатали. Лестрейд уже поехал за ним. Этот халат оказался слегка влажным, но достаточно ли этого, чтоб подтвердить версию брата «принимал ванну и знать ничего не знал, услышал выстрел, спустился вниз, а тут труп»? У него ведь могло хватить ума просто побрызгать ткань из пульверизатора. Ты похож на него внешне: тот же рост, вес, схожее телосложение. А вот это – точно такой же халат. Таким образом, нам надо выяснить, насколько влажным он будет, если ты повторишь шаг за шагом весь его маршрут.
- И мне надо для этого залезть в ванну? Голым?
- По утверждениям Лестрейда, халат влажен равномерно, так что сам понимаешь – были б на нем трусы – было бы два мокрых пятна.
- Я как-то не представляю себе, чтоб человек, решившийся на подобное преступление, расхаживал практически голышом.
- Именно на подобный вывод, как я полагаю, он и рассчитывал. Залезай в ванну, а как услышишь звук «выстрела» - я хлопну оружейной энциклопедией по столу – не мешкая, вставай, сразу надевай халат, не вытираясь (все полотенца были сухими), и беги гостиную. Понял?
Ватсон глянул на него весьма сердито, но согласно кивнул:
- Понял! А Ярдовцы точно больше не придут? Мне совсем не хочется бегать при них в этом чертовом халате…
- Точно! – уверенно заявил Шерлок. – Полезай и начнем.

Бух!!
Джон вскакивает, ежась от усталости и отвращения, перешагивает через бортик, тянется за халатом. Плотный атлас неприятно липнет к телу, холодит, рукава путаются, пояс не желает завязываться.
- Черт, черт, - шепотом ругается Ватсон и, кое-как запахнувшись, выбегает в коридор. Ноги слегка скользят, но окончательно подводят его перед лестницей: поскользнувшись на повороте, он врезается лбом в перила балюстрады, падает на спину, стукается затылком об пол и придушенно выдавливает:
- Бл..ть!!

Подбежавший Шерлок озабоченно вгляделся в него, присев на корточки рядом:
- О, так вот откуда на самом деле у брата эта шишка! – пробормотал он себе поднос и, достав из кармана небольшую линейку, начал измерять что-то на Джоновом лице. На очень-очень злом Джоновом лице. – По-видимому, убираясь в пятницу утром, служанка разлила на первой ступеньке немного полироли. Она, конечно, вытерла, и в обуви ходить можно было, ничего не опасаясь, но босиком и мокрыми ногами… и именно благодаря этому следы на лестнице сохранились и сутки спустя…
Глухо застонав и сам от этого стона поморщившись, Ватсон отпихнул его одной рукой, а второй схватившись за перила, сел.
- По размерам и местоположению синяка выходит, что наш подозреваемый набил его себе точно так же, - продолжал рассуждать Холмс, вставая. – Но зачем было врать, что на него напали? Это глупо… Тебе помочь?
- Обойдусь, - выдавил Джон, и, держась за перила, начал осторожно спускаться вниз.
Шерлок довольно жмурился, глядя на оставляемые им следы. Чуть смазанные, будто человек был пожилым или сильно уставшим… или только что приложился затылком об пол. Напряженные плечи, посадка головы и сердитое сопение выдавали Джона – он злился. Злился, но, тем не менее - молчал и продолжал следовать плану, направляясь в гостиную.
Можно ли считать первую версию доказанной?
Дойдя до дивана, Джон сел и осторожно опустил голову на спинку. Рядом плюхнулся Шерлок, покрутился, лег, закинув ноги на подлокотник, примостил голову Джону на бедро, и, сложив пальцы «домиком», заявил:
- Полагаю, минуты достаточно, что б постоять над телом брата, понять, что он мертв, и догадаться вызвать полицию. Ярдовцы прибыли через тринадцать минут. Еще через шесть минут они запаковали тот халат в пакет для вещьдоков. Таким образом, у нас минут двадцать…
Джон промолчал.
Шерлок перевел взгляд на его абсолютно безразличное ко всему лицо. Джон даже не морщился, ощупывая шишку на лбу.
- Почему ты приехал?
- Что?
- Почему ты приехал?
- Я уже жалею об этом…
- И, тем не менее – ты приехал. Почему?
- Потому что ты прислал смс.
- Это недостаточная причина. Ты был обижен, рассержен и расстроен – и все из-за меня… Я бы скорее понял, если б ты не приехал…
- Я не был обижен и не был рассержен, и расстроен я был не из-за тебя, и я не приехал.
- Разумеется, ты был обижен! Я вспылил и наговорил кучу гадостей…
- Ты – социопат, не умеющий во время заткнуться. Я давно привык.
- И ты должен был рассердиться – я убежал на новое расследование, даже не намекнув, как можно вашего Тернера найти, хотя знал, что сам ты не догадаешься…
- Ты и сам не знал.
- Знал.
- Вот теперь я рассержен, - Джон попытался сбросить голову Шерлока с бедра и встать, но тот быстро перевернулся на живот и навалился на его ноги, удерживая и заглядывая в глаза снизу вверх.
- Послушай, я… - начал он.
- Оууу, - протянули от двери, перебивая. – Мальчики, мы совсем не хотели вам мешать…
Донован, Андерсон, Лестрейд с пакетом.
Ватсон побагровел.
- Ты сказал, они не придут!
- Ты не хотел раздеваться, - пожал плечами Шерлок и вдруг вскочил. – Ты! Ты сказал, что не приехал, верно?! Потому что ты – пришел! Проклятье, как я раньше не догадался!! Идем скорей!
- Куда?
- К твоему Тернеру, разумеется!
- Но там ничего нет…
- Конечно, там ничего нет! Но это совершенно не важно. Ну же, Джон, я все объясню по дороге…
- Шерлок…
- Пошли!
- Шерлок, я босиком и в одном чертовом мокром халате! Мне надо подняться наверх и одеться…
- Нет времени! Накинь пальто – ты оставил его где-то на входе, полагаю – рядом с системой отопления, оно было мокрым, ты шел минут пятнадцать, дождь… а обувь… Андерсон, отдайте ему ботинки…
- Что?!
- У вас одинаковый размер, сами возьмете его, они наверху в ванной, идти далеко, а мы торопимся… Ну же, снимайте!
- Я?!
- У Лестрейда нога намного больше, и вряд ли Джону будет удобно на шпильках… почему я должен все это объяснять? У вас есть начальство…
- Андерсон, - сказал Лестрейд, - снимите! Салли, принесите пальто.

Не прошло и нескольких минут, а Шерлок уже тормозил такси, и Джон шипел ему на ухо:
- Я вполне мог подняться за своими ботинками, это было бы быстрее…
- Ты шел под дождем минут пятнадцать, они наверняка мокрые, простынешь. А Андерсон приехал в обогреваемой полицейской машине… Такси!
- Поедем очень медленно, - объяснил он водителю, пока Джон, неловко кутаясь в пальто и длинные полы халата, забирался в теплое нутро.
Он собирался сесть следом, как с порога его окликнул Лестрейд, потрясая пакетом:
- Шерлок, а эксперимент?
- К черту эксперимент, задержите брата, он организатор!
Захлопнув за собой дверцу, он обернулся к Джону:
- Называй адрес!
- Ты и так знал, что это брат!
- М-м?
- Ты и так знал, что это брат, так какого черта… - и Ватсон выразительно подергал выглядывающий из-под пальто атлас. – Зачем этот спектакль?
- О, это был эксперимент…
- Но ты и без того был уверен в виновности брата…
- Другой эксперимент… и боюсь, он с треском провалился!

Шерлок частенько мысленно пинал себя, вспоминая то «дело таксиста», или «Этюд в розовых тонах», как окрестил его Ватсон.
Ну как, как он мог не догадаться сразу?
Как кровяные тельца разносят по организму так необходимый ему кислород, также и сотни такси совершают свой круговорот, доставляя пассажиров. Что только не происходит в замкнутом пространстве машин, в которых люди отгораживаются от вездесущей лондонской суеты, стоя в пробках или мчась по магистрали. Тут делали предложения руки и сердца, умирали и убивали, болтали о пустяках и вершили судьбы, ссорились, мирились, дрались, занимались сексом, грабили, теряли дипломаты с секретными документами и находили серьги с бриллиантами…
Поэтому в ту самую ночь, убедившись, что порох с рук Джона смыт и не определяется стандартными анализами Скотланд-Ярда, а сам Джон уснул, он почти до утра тихонько наигрывал неуловимый, вроде когда-то слышанный мотив, вспоминал все те моменты, когда он должен был понять связь между жертвами, и упрекал себя за близорукость.
Такси!
Просто и гениально.
Оно давно уже стало неотъемлемой, хотя и незаметной частью жизни любого лондонца.
Сам Шерлок уже много лет пользовался такси постоянно, порой меняя не один десяток за день, но откровенно их не любил, просто выбирал как меньшее из зол - не в метро же ему ездить. Там было скучно – мысль уже обдумана и сформирована, требует действий, а вот до места этих действий еще ехать и ехать. И хорошо, если ехать, а не плестись. Сколько раз Шерлок выпрыгивал почти на ходу, под колеса других машин, не в силах спокойно сидеть и дожидаться…
Его отношение к такси изменилось в тот день (и надо заметить, в тот день вообще очень многое изменилось), когда заднее сидение авто неожиданно на пару минут превратилось в театр одного актера и одного зрителя. Ватсон слушал, как раскрываются секреты его жизни, затаив дыхание и бросая на него время от времени тот самый, долгожданный взгляд. Он действительно ждал его – пусть и не от нового соседа, а хоть от кого-нибудь! – простого и чистого восхищения, без примеси презрения или странной гадливости, которую часто испытывали люди, обнаружив, что их мелкие грешки больше не являются тайной. Он так волновался, помня скептическое Джоново «Как?», брошенное еще на Бейкер-стрит, так хотел произвести впечатление, что толком и не запомнил, что именно тогда говорил. Но не смог забыть, как замолчав - коротко выдохнул, будто игрок, поставивший все состояние на зеро и ждущий решения Госпожи Удачи. И в этот раз ему повезло. Случайное стечение обстоятельств, чаще именуемое жизнью, подарило ему Джона. Джона-«это потрясающе!», Джона-«это удивительно!», Джона-«как ты смог догадаться, Шерлок?».
Жизнь заиграла красками. Шерлок полюбил такси.
Вот и сейчас он велел водителю ехать помедленнее не потому, что боялся что-то пропустить, а для того чтобы успеть объяснить Джону ход своих рассуждений. И чтобы Джон успел бросить на него тот самый взгляд, разумеется.
- Итак, - начал Шерлок, откинувшись на спинку. Напрямую на своего спутника он практически не смотрел, так, бросал редкие взгляды, зато с его отражения в зеркале заднего вида глаз почти не спускал. – Тот факт, что в это преступление как-то замешан брат, становится понятным сразу, стоит только узнать время преступления. Семь вечера. Только-только начало смеркаться. Никакой домушник не полезет грабить в это время – оно одно из самых оживленных за день, особенно в таком районе – домов мало, все друг друга знают, любой новый человек как бельмо на глазу. Значит, кто-то им сказал, что в это время хозяина не будет дома. И этот кто-то им солгал, солгал намеренно – уже много лет субботние вечера антиквара были посвящены исключительно чистке и ремонту оружия. Он вообще редко из дому выходил – видел его туфли? Следовательно, работали полные дилетанты, но по наводке человека, словам которого доверяли. Их подставили. Они намеревались только ограбить, но их фактически заставили его убить, ведь услышав посторонний шум в гостиной, хозяин, разумеется, сначала зарядил один из пистолетов, а потом только вышел встречать непрошеных гостей. Возникает вопрос: кому это выгодно? Ближайший родственник, брат, играет на скачках – программки, газеты, распечатки с интернета – в его комнате их достаточно, чтоб прийти к выводу – он заядлый игрок. К тому же, проигрывает больше, чем выигрывает – приехав к брату погостить, он задержался у него уже на второй год, вещи не новые, некоторые – явно с чужого плеча, мобильник тоже был ранее у другого владельца…
- То есть, в очередной раз проиграв, он решил ограбить брата?
- Именно. Но быстро понял, что найти покупателя на столь специфичную и известную среди любителей коллекцию и не засветиться – практически невозможно. И решил облегчить себе жизнь, получив сразу и наследство, и возмещение за застрахованную коллекцию. Тут все ясно, но возникает вопрос…
- Кто же его сообщники? Те самые дилетанты?
- По следам видно, их было двое. Достаточно молоды, чтоб перепрыгнуть через ограду, достаточно глупы, чтоб пойти против пистолета, пусть даже старинного, с каминной кочергой наперевес, достаточно близко знакомы с братом погибшего, но при этом не знакомы с ним самим. Заглянув в допрос брата, мы узнаем, что у него есть двадцатисемилетний пасынок; к тому же в его комнате я нашел чек двухдневной давности из кафетерия при небольшой гостинице неподалеку отсюда.
- И ты думаешь, что это он?
- Больше некому.
- Но почему мы едем к дому Артура?
- Как ты мог до сих пор не понять? Коллекционер стреляет с близкого расстояния, пусть и в движущийся объект, но, разумеется, попадает, задевает по касательной. Его лупят по голове – четыре удара, раненый в это время сдергивает с журнального столика салфетку, пытается остановить кровь. Брат спускается, выпроваживает горе-грабителей вместе с награбленным, звонит в полицию. Наши преступники, конечно, дилетанты, но CSI смотрели, и знают, что ловить такси слишком опасно - их могут запомнить - поэтому идут на автобус – это недалеко, да и ехать им всего пару остановок, и выходят они…
- У дома Артура!
- Который как раз в это время спешит на встречу в кегельбан. То ли он их толкнул нечаянно, то ли просто заметил признаки шока и кровопотери, неважно, результат один: он предлагает свою помощь. Вероятно, он принял их за жертв нападения, которые по какой-то причине не хотят обращаться в полицию. Даже ограбил ради них аптеку. Но потом понял, насколько ошибался, попытался уйти, и его взяли в заложники.
- Ты говорил, что он, скорее всего, мертв…
- Это было до того, как я узнал, что место действия – гостиница. Его шансы резко повысились. И не спрашивай меня – почему….

Портье лишь сонно заморгал глазами, когда перед его лицом покрутили удостоверением Лестрейда.
- У вас несколько дней назад поселились два парня, а вчера вечером они пришли в сопровождении третьего, и один из них был пьян.
- Номер двести двенадцать.
Лестница. Темно, ступени стоптаны. Прилив адреналина слегка кружит голову – обостряет зрение, щекочет под языком.
- Джон?
- Да?
- Ты, разумеется, не взял с собой пистолет?
- Разумеется, нет…
- Черт… - Вытертый ковер, едва различимые цифры на дверях. - Джон?
- А?
- Когда мы следующий раз отправимся расследовать абсолютно пустяковое дело – возьми обязательно.
Двести двенадцатый.
Шерлок оборачивается и в свете фар проезжающих мимо машин пытается разглядеть выражение Джонова лица. Оно спокойно и сосредоточенно, так, наверное, он выглядел во время операций, вот только выглядывающий из-под пальто атласный халат портит дело.
- Врываемся?
- Может, инспектора подождем?
- Нет времени, друг в беде, помнишь?
- На счет «три». Раз, два… - под напором их плеч дверь трещит, но не ломается. Зато раздается выстрел. Очень громкий выстрел…
- Капсюльный… - пробормотал Шерлок и навалился еще раз.
Замок вылетел, Ватсон устремился к лежащему на полу Тернеру, чье бедро фонтанировало кровью, а Шерлок к окну, через которое только что улизнул стрелявший.
- Стой, ты куда?
- Необходимо за ним проследить – он приведет нас к третьему!
- С ума сошел? Мне тут помощь нужна. Необходимо найти что-нибудь для жгута и…
- Уверен, ты справишься, в конце концов, ты – «очень хороший врач», - сверкнул улыбкой Холмс, перебрасывая ногу через подоконник.
- Не смей уходить! Шерлок! Шерлок!! Ну и черт с тобой, - фыркнул Джон в сторону пустого проема окна.
Тернер приоткрыл глаза и попытался что-то сказать, но не сумел, и лишь со страхом уставился куда-то ему за спину.

Мокрые ступени пожарной лестницы… Пролет, еще пролет… Прыжок…
Человек впереди бежит, крутит головой, но не оглядывается – район этот знает плохо, пытается сориентироваться на месте. Правая рука неловко прижата к груди – не ожидал такой отдачи при выстреле? Неудачно прыгнул? Или это его подстрелил коллекционер?
Шерлок старается держаться в тени домов, подальше от квадратных пятен света из окон, на случай, если он все же догадается обернуться, и, понимая, что рано или поздно даже такой тупой дилетант сообразит проверить, нет ли преследования.
Что тогда?
Если он через два дома повернет направо – значит, скоро выйдет к автобусной остановке, на ярко освещенный проспект. Пусть сейчас ночь, но Лондон не спит никогда. Там будет достаточно народа, что бы затеряться даже с его, Шерлока, ростом.
Если повернет налево – значит, решил попробовать раствориться в лабиринте узких переулков или действует по заранее намеченному плану отхода. И тогда придется лезть на крыши и продолжать преследование по ним. Не слишком удобно и велик риск потерять его, например, быстро нырнувшего в подъезд, или затаившегося в тени арки, но вряд ли беглец выберет этот вариант - не достаточно умен.
Человек переходит с бега на быстрые спотыкающиеся шаги. Для своего возраста он слишком скоро устал. Не успел восстановиться после кровопотери? Не считает нужным спешить?
Шерлок переходит на привычный широкий и плавный шаг.
Человек не оглядывается: он не знает о присутствии Шерлока за спиной, то есть бежит не от кого-то, а куда-то. Город знает плохо, он здесь совсем недавно – вряд ли ему важна какая-то точка сама по себе, скорее – как место встречи с кем-то. С кем? Их было трое. Встречаться с организатором - братом – на следующий день после ограбления, превратившегося в убийство, чрезвычайно глупо даже для этой шайки дилетантов – догадались же они не брать такси. Следовательно, он спешит на встречу со вторым – которого почему-то не было в гостиничном номере. Он местный и живет где-то неподалеку? Или вышел в супермаркет за сигаретами?
Вот и остановка.
Светофор.
В толпе ожидающих зеленого человечка Шерлок подходит ближе, ныряет ладонью в свой карман, пачкает маленьким мелком и как бы невзначай задевает ею плечо беглеца. Средний рост, черная куртка, черная шапка, стоит уже прямо (по-видимому, все же отдача, рука поболела и отошла), так что метка не помешает. Тот оборачивается, скользит по лицам слегка расфокусированным взглядом, который, ни на ком не задерживаясь, снова устремляется к светофору.
Зеленый.
Они переходят на другую сторону. Меченый минует еще пару домов и, поднявшись на круглые ступеньки, ведущие к стеклянной двери с неоновой вывеской «Бар», начинает нервно крутить головой, по-видимому, отслеживая «хвост».
«Какой ты тупой… - думает Шерлок, поднимаясь вслед за ним, оттирая его плечом и берясь за ручку, - невообразимо тупой…»
Он входит, и, окинув помещение быстрым взглядом, выбирает диванчик у стены. Ему оттуда будет видно и входную дверь, и барную стойку, за которой наверняка приземлится меченый, и дверь для персонала, ведущую, очевидно, в кухню.
Не успевает он скинуть плащ на диван, как дверной колокольчик тренькает, и объект его, Шерлока, наблюдений, устремляется к барной стойке.
Шерлок готовится скучать.

Спустя двадцать семь минут, две чашки отвратительного кофе и восемь смсок на имя доктора Ватсона в бар вошел Джон.
Ему хватило пяти секунд, чтобы, оглядевшись, найти Шерлока.
Шерлоку хватило десятой доли секунды, чтобы понять - что-то не так.
Слишком резкие движения, слишком прямая спина, слишком сильно сжаты кулаки.
Выражение лица и вовсе было… совершенно не Джоновым.
Диким.
Злым.
На пару секунд растерявшийся Шерлок и рта открыть не успел – стремительно подойдя, Джон выключил настенный светильник, затемняя этот и без того мало освещенный угол еще больше, а в следующее мгновение решительные и уверенные пальцы хирурга скользнули под синий шарф и сомкнулись на горле.
- Джон? – сипло выдохнул Шерлок, инстинктивно пытаясь отодрать чужие руки. Под подушечкой большого пальца быстро бился пульс.
- Да, Шерлок? – прохрипел тот.
- От тебя пахнет кровью и дешевым мылом.
- Так бывает, Шерлок. Так бывает, когда смываешь с себя кровь под тонкой струйкой в номере дешевой гостиницы. Особенно, если успел в ней вымазаться почти весь. А я успел, понимаешь, Шерлок? Успел, пока дрался с этим чертовым пасынком, пока искал чертов жгут, а не найдя – пережимал пальцами чертову порванную артерию – старинные пистолеты действительно делают большие дырки, Шерлок!… Успел, пока орал: «Скорая! Вызовите кто-нибудь скорую!», пока медики накладывали все время соскальзывающие зажимы! Это было чертовски долго, Шерлок, и все это время я мечтал об одном – придушить тебя на хрен!!
- Он был в номере?! – От нехватки кислорода начинали мелькать снежинки перед глазами.
- Пасынок? Он был в душе. И израсходовал всю горячую воду. А еще - он неплохо дерется, и мне просто повезло, что под рукой у него не оказалось чего-нибудь вроде каминной кочерги.
- Ты его убил?
- Оглушил. И сдал Лестрейду. Врачи и его сначала хотели забрать, но потом согласились связаться с инспектором. Он привез мою одежду и мобильник, который я в джинсах забыл…
- А там этот адрес… - лицо Джона то приближалось, то удалялось, голос звучал то тише, то громче, но мозги еще работали.
- Да, ты сообщил этот адрес, а еще «Джон, хватит заниматься ерундой, мне здесь одному скучно», а потом «Или твой Тернер умер, или им уже занимаются медики – в любом случае, ты освободился, приходи», и « У него нет безутешной вдовы, Джон, кому ты решил побыть жилеткой?»… Знаешь, я честно сказал Лестрейду, что не могу написать подробного объяснения, потому что иду тебя убивать. И мне хором пожелали удачи…
Поморгав, Шерлок постарался вглядеться в темные глаза напротив, разобрать их выражение… Бешенство, ярость… Ему стало почти страшно, но…
- Джон, для человека действительно намеревающегося меня убить, ты нажимаешь недостаточно сильно…
С глухим рыком сжав пальцы сильнее, Ватсон за шею вздернул сползшего, было, на подушки Шерлока на ноги и с силой приложил его головой о ближайшую стену. И еще раз. И еще.
- Он чуть не умер! Он чуть не умер, понимаешь, Шерлок?! Он умудрился выжить там, но почти умер – здесь!
Внезапно Джон разжал пальцы и, отступив на шаг, помотал головой, а потом, развернувшись и бросив подошедшему бармену «Отвали!», вышел, почти выбежал из бара.
Судя по красно-синим вспышкам, что успел увидеть Шерлок в проеме распахнувшейся двери, Лестрейд и Компания дожидались, пока они «поговорят», чтобы задержать меченого. Ему совсем не хотелось сейчас выслушивать якобы остроумные комментарии Андерсона и язвительные (на самом деле, язвительные) – Донован. Пошатываясь, он направился в мужской туалет.

На то, что б остановить кровь из носа, ушло минуты две. Шерлок умылся и глянул в зеркало еще раз. Шарф скрывал синяки, волосы – шишку на затылке. Его выдавали только широкие зрачки да учащенное дыхание, никак не желавшее успокаиваться. Он чувствовал странный подъем, будто его не душили только что, а сделали большой и долгожданный подарок.
- Это не адреналин, - пробормотал Шерлок, пытаясь замерить пульс. – Это джонозависимость… Круче, чем никотиновые пластыри, сигары или кокаин…
Ему ужасно хотелось поговорить с Джоном, но идею выскользнуть через окно, чтобы не встречаться с Ярдовцами, пришлось отбросить – у него еще были вопросы. Всего два.
Сначала он подошел к полицейской машине, даже не посмотрев на что-то там съехидничавшую Донован, и заглянул в окно пассажирского места:
- Если ваш сообщник был в квартире, значит, встречу здесь вы назначили этому… как его… брату коллекционера, верно? Но если вы настолько тупые, то как вы догадались не брать такси, когда сбегали из особняка?
Парень немного поморгал, видимо, пытаясь сообразить, кто он такой и почему задает вопросы, но потом все же ответил:
- У нас не было с собой денег. Так, пара монет, на автобус только и хватило…
Шерлок чертыхнулся и отошел в сторону, туда, где Лестрейд разговаривал с Эллайдом. Он так и знал, что Джон сообщит обо всем своему бывшему (сокурснику, любовнику, товарищу, коллеге) единственное, что его удивило – тот не уехал ни к Тернеру в больницу, ни с Джоном (куда бы тот ни поехал). Впрочем, второй вопрос задать все же лучше самому Хью.
- Что у Джона с пальцами?
- Порезался о раздробленные кости, когда артерию Артуру зажимал. С ним все будет в порядке, я посадил его в такси, а сам решил дождаться вас. Вдруг бы потребовалась…кхм… неофициальная врачебная помощь. Джон был настроен решительно.
- Со мной тоже все в порядке. Будет, - просипел Шерлок и, кивнув на прощание Лестрейду, направился домой.

Ватсоновы ботинки в прихожей, пальто брошено в кресло. Не характерно для педантичного доктора, но от самого факта – он дома, здесь, никуда не делся – у Шерлока слегка закружилась голова. Кинув на пол ботинки, пальто и пиджак, он на цыпочках взбежал по лестнице вверх, на секунду замер перед дверью и вошел в спальню. Джон лежал на боку, спиной к двери, накрывшись пледом. Но не обернулся, хотя слышал, не мог не слышать, как он вошел.
Ожидая хоть какой-нибудь реакции, Шерлок немного потоптался на месте, кусая губы и нервно потирая шею, но все же решился, подошел ближе и осторожно лег рядом, прижался к его спине. Джон вздрогнул, но промолчал. Приняв это молчаливое согласие, Шерлок прижался плотнее, накрыл свои ноги пледом, закинул руку на теплый Джонов живот, приобняв, и, приподнявшись на локте, заглянул в такое родное лицо.
Не реагируя на столь пристальное внимание, Джон смотрел на свои руки. Он снял с пальцев пластыри – ярко-красные рваные ранки выглядели не глубокими, но очень болезненными и слегка сочились сукровицей. Но Шерлока беспокоили не они, а то опустошение на грани отчаяния, которое читалось в прищуренных глазах, в горьком изломе губ. И, пожалуй, именно оно подтолкнуло его сделать то, что он давно уже хотел – осторожно, но твердо взять эту ладонь, одинаково ловко управляющуюся и со скальпелем, и с пистолетом, пробежаться по ней подушечками пальцев, изучая мозоли, погладить нежную кожу тыльной стороны.
- Я все понял, - зашептал он чуть слышно, водя губами по короткому ежику волос за покрасневшим Джоновым ухом. - То есть, конечно, не все, но это-то я понял точно. Ты не слабак, ты просто очень терпеливый и выдержанный человек… во всем, что не касается твоих пациентов. Я был не прав – это первое. Второе – ты все-таки спал с Эллйдом, но он на тебя не претендует. Я думаю, он оставил тебя мне…
- С чего ты взял? – пробормотал Джон.
- Когда ты вошел в дом коллекционера, у тебя были очень яркие, припухшие губы, задумчивый взгляд, и воротник твоей рубашки пах его парфюмом. Очевидно, вы вспоминали прошлое… Но потом он нарочно упустил прекрасный шанс возобновить более близкие отношения – ты был расстроен и зол, и не стал бы возражать, отвези он тебя к себе домой. Спонтанный секс, утренний кофе, воспоминания за ланчем – и вот ты уже пакуешь чемоданы, переезжая к нему… Но он не стал, хотя и выглядел явно огорченным необходимостью тебя отпустить. Что ты ему сказал?
- Что не смогу. Что уже занят.
- Кем?
- Папой римским, - фыркнул Джон. - Не притворяйся идиотом, Шерлок…
Они немного помолчали в тишине, слушая дыхание друг друга. Шерлок осторожно перебирал теплые пальцы, стараясь не задеть израненные подушечки. Этот такой поначалу скучный вечер оказался на удивление интересным и плодотворным. Он получил ответы на два вопроса, которыми озадачивался, и на один, который не решался сформулировать даже мысленно.
Оставались еще одна тысяча и один вопрос.
Если Джон не подкинет новых.
Конец.


@темы: фики, Джон/Шерлок

URL
Комментарии
2012-03-22 в 02:52 

Лериме
Очень понравилось. И вхарактерность персонажей, на мой взгляд, сохранена.
Надеюсь увидеть еще тексты вашего авторства.

2012-05-18 в 01:06 

свет неба
Мир - отражение нас самих...
Шикарно))
Очень понравилось!
Спасибо! :white:

2012-09-15 в 19:59 

Ferrouz
Если человек лишен чувства юмора - значит, было за что. (с)
спасибо! :hlop:

2012-10-28 в 00:25 

Murna Ben C
Людей с высоким интеллектом посещают крайне извращенные фантазии... я знаю, о чем говорю. (c)
Прочитала фанфик на конкурсе и пришла сюда засвидетельствовать свое восхищение.
Как разозлить Джона Ватсона? вопрос достойный проведения эксперимента гением :rotate:
Чудесный слог, интрига, выдержанная до последней строчки и волшебное:
Оставались еще одна тысяча и один вопрос. Если Джон не подкинет новых. :five:
Syringa aka Day, спасибо, за наслаждение...:heart::heart::heart::heart::heart:

2012-10-28 в 21:21 

Ferrouz
Если человек лишен чувства юмора - значит, было за что. (с)
Murna Ben C, а не подскажите о каком конкурсе идет речь? тоже очень хотелось бы прочитать

2012-10-29 в 17:44 

Murna Ben C
Людей с высоким интеллектом посещают крайне извращенные фантазии... я знаю, о чем говорю. (c)
Я может как не понятно выразилась... Этот текст "Два в одном" был выложен как исполнение заявки или что-то подобное... Когда автор раскрылся, я перешла сюда... и нашла еще одно чудесное творение. Теперь читаю здесь "Простую непростую жизнь"...НАСЛАЖДАЮСЬ

2012-10-29 в 18:00 

Syringa aka Day
Дедлайн как образ жизни
Да, это было исполнение заявки на фесте ))
рада, что вам нравится,
прошел почти год как я его выложила и я, право, не ожидала, что кто-то еще будет читать ))

URL
2012-10-30 в 00:58 

Murna Ben C
Людей с высоким интеллектом посещают крайне извращенные фантазии... я знаю, о чем говорю. (c)
прошел почти год для литературного произведения это не возраст:beg::shuffle:
И ДА, читать :buh: и перечитывать:love:

2012-10-30 в 17:03 

Steam Powered
Находящиеся в своём уме, чего только в нём не находят.
Syringa aka Day,
очень хороший фанфик, спасибо Вам:woopie:

2013-02-02 в 19:23 

х_любимая_х
"Нас не тронешь - мы не тронем..." (с)
Спасибо!

2013-02-02 в 20:04 

Syringa aka Day
Дедлайн как образ жизни
URL
2013-03-16 в 16:11 

Boroda_Merlina
What a thicc channel it was (c) Ph.L.
Автор, большое спасибо за вашу историю! Сериал посмотрела недавно, как-то так вышло, все уже давно познали, а я только сейчас) Но зато, когда я поняла, что хочется почитать что-нибудь, углубиться в фэндом, накопилось много хороших текстов. И, несомненно, ваш один из них. Мне очень понравилось, честно говоря, ООС персонажей я не заметила, все грани характеров выдержаны на очень хорошем уровне. Читать было приятно, язык очень хороший, богатый. И расследование, и взгляд от первого лица на ситуацию... все очень понравилось. И Джон, он выше всяких похвал! И отношения между ними, пре-слэш, это то что нужно, самое вкусное и интересное, и наверное, ближе всего к канону, поэтому отлично читается :)
Спасибо!

2013-03-17 в 16:28 

Syringa aka Day
Дедлайн как образ жизни
Добро пожаловать в фандом) текстов замечательных действительно много, рада, что вам приглянулся и мой )

URL
2013-06-24 в 01:05 

спасибо,очень понравилось)))

2013-06-24 в 01:17 

Syringa aka Day
Дедлайн как образ жизни
Grypp86, :flower:
благодарю

URL
2013-12-13 в 04:17 

vposipova
Вчера пол ночи читала "Непростую простую жизнь", с утра кинулась искать, чего бы еще этого же автора почитать, нашла этот фанфик - тоже очень понравился. Автор - молодец!!! Оторваться невозможно:vo:

2014-02-03 в 08:40 

Syringa aka Day
Дедлайн как образ жизни
спасибо ))

URL
     

Фикрайтерство

главная